USD: 65.4201
EUR: 74.0686

Путешествия со смыслом. Почему добрые дела - это модно

Путешествия со смыслом. Почему добрые дела - это модно

Мы продолжаем представлять лауреатов Премии Русского географического общества. В номинации "Лучший молодёжный проект" победил  "Гудсёрфинг – путешествия со смыслом". Это не столько веб-сервис для поиска различных волонтёрских программ на одном сайте, сколько международное сообщество всех добровольцев. Здесь соискатели могут отправить заявку, а организаторы легко найти участников для своих проектов. Благодаря платформе в российских  проектах уже участвовали добровольцы из 73 стран мира. Мы пообщались с создателями проекта Ильёй Поповым и Наргиз Айтугановой и выяснили, зачем молодёжь ищет поездки со смыслом, какие экспедиции и программы наиболее популярны и почему слово "гудсёрфинг" вскоре должно войти во все языки мира.

– Илья, скажите, пожалуйста, как возникла идея создать подобную платформу?

Илья Попов:

– Мы сами – большие любители экспедиций, не раз принимали участие в экспедициях РГО, начиная с Пор-Бажын, Кызыл-Курагино. Там мы познакомились с Наргиз и другими ребятами. Нас объединил общий интерес, но, как говорится, везде успеть невозможно. Так у нас появилась идея делиться информацией об экспедиционных проектах с другими людьми, рассказывать о том, насколько интересно участвовать в таких походах, а также рассказывать им о выездном волонтёрстве. Сначала мы создали сообщество в социальной сети, где делились такой информацией с друзьями. Но постепенно наш паблик стал пользоваться большим спросом, и сейчас, например, в нём состоит более 70 тысяч заинтересованных людей. И мы осознали, что несём определённую ответственность перед подписчиками, что нам нужно сделать так, чтобы поиск нужной им информации был удобным, простым и понятным, а информация, которую мы публикуем, – достоверной. Так наш проект вырос из маленького сообщества в социальной сети до полноценной платформы, которая даёт большие возможности тем, кто принимает участие в выездном волонтёрстве.

Фото: пресс-служба РГО

Фото: пресс-служба РГО

– GoodSurfing – это сайт. Расскажите, что стоит за этой платформой?

Илья Попов:

– Мы запустили сайт после четырёх лет "обитания" в социальной сети. Прежде всего, GoodSurfing – это сообщество людей, которые не только интересуются экспедициями, волонтёрской деятельностью в национальных парках и заповедниках и так далее, но и сами принимают участие в таких проектах. У нас есть волонтёрская команда, которая занимается написанием и публикацией статей, их переводом. Наша миссия – создание не просто "экспедиционно-волонтёрского" контента, а целого направления медиажурналистики, медиаволонтёрства. Сайт – это тот инструмент, который позволяет делать многое, что не удаётся выполнить в рамках сообществ в соцсетях. В процессе работы над проектом, в создании контента, поиске и распространении информации задействовано большое количество людей, и их число постоянно растёт. Мы привлекаем всё больше неравнодушных людей, и, если верить мнению со стороны, у нас хорошо получается. Всегда приятно услышать от кого-либо приятный отзыв о той или иной экспедиции, в которую человек отправился благодаря GoodSurfing. Основная цель этой платформы – не только развивать проект, но и привлекать новых людей. И конечно, мы должны улучшать её, делать удобной как для принимающей стороны, так и для самих волонтёров. Это тот путь, по которому будет развиваться GoodSurfing в 2019 году.

– Говорят, что современная молодёжь – эгоисты по своей природе. Почему же, по-вашему, некоторые люди стремятся делать добро, участвуют в волонтёрских программах, в том числе и в вашем проекте?

Наргиз Айтуганова:

– Кроме молодых людей в рядах нашей команды есть и те, кому больше 30–40 лет, даже люди на пенсии. Аудитория проекта очень разная. Всё потому, что волонтёрство – в принципе интересная деятельность. Его можно рассматривать как альтернативу обычному туризму. Когда ты становишься гудсёрфером и отправляешься в поездку, ты общаешься с местным населением, узнаёшь много интересного, что остаётся скрытым от глаз и внимания туриста. Ты становишься частью удивительного сообщества. Именно это чувство причастности, наверно, когда ты сделал что-то полезное для какого-то района, региона, местности, – это то, что ищут люди в волонтёрстве.

Фото: пресс-служба РГО

Фото: пресс-служба РГО

– Как работает механизм сайта? Как узнать, какие проекты есть, куда можно поехать в ближайшее время? Насколько там большая очередь, много ли желающих поехать в ту или иную экспедицию? Наверняка ведь есть определённый отбор.

Илья Попов:

– Перед грамотным функционированием сайта стоит три основные задачи. Первая – это возможность удобного поиска. Мы создали систему поиска по карте и фильтрам, благодаря чему без труда можно найти, к примеру, поездку в национальный парк с детьми в августе. Такой инструмент поможет в пару кликов найти на странице ответ на вопрос, чего вам действительно хочется. Вторая задача – достоверность информации. Чтобы проверить все данные и предоставить их пользователям в полном объёме, мы проводим огромную работу. Мы требуем от принимающей волонтёров стороны максимально полную информацию об условиях поездки, сроках и т.д. С помощью специальной формы можно напрямую связаться с организаторами проекта, следить за статусом отправленной заявки, общаться с людьми, которые также принимают участие в проекте или уже вернулись из поездки. И третья задача сайта – это обеспечение обратной связи. Пользователи – как принимающая сторона, так и волонтёры – могут писать отзывы о проектах, ставить ему рейтинг и т.д. Мы и дальше планируем работать над тем, чтобы сделать инструментарий сайта удобным. Принимающая сторона сможет мониторить все заявки, оценивать их, сразу проводить тестирование кандидатов, делать выборку прямо на платформе, а волонтёры – видеть свою позицию, рейтинг, чуть ли не в процентном соотношении наблюдать за тем, какие проекты им больше всего подходят, где сейчас недобор, куда можно попасть или где слишком большой конкурс.

– Вы говорите, что со временем всё больше людей вовлекаются в ваш проект. В каких городах и странах он уже действует? Сколько пользователей и волонтёров нашли себя в этой программе?

Илья Попов:

– Нам интересно работать с интернациональными проектами. Вместе с Русским географическим обществом мы стараемся расширять свои связи со всем миром. За международные коммуникации отвечает Наргиз Айтуганова. Мы работаем с проектами, которые реализуются на территории 60 стран мира, а также привлекаем в Россию волонтёров из других стран. На сегодняшний день на 90% аудитория нашего проекта считается русскоязычной. Но в 2019 году мы планируем активнее привлекать иностранных участников-волонтёров и тем самым уравнять количество зарубежных и российских пользователей. Из России ребята уезжают в страны Латинской Америки, Азии, Африки, Европы. Это помогает волонтёрам обмениваться опытом, налаживать культурные связи. Было бы замечательно, если в России появились международные лагеря, такие как ЮНЕСКО.

Фото: пресс-служба РГО

Фото: пресс-служба РГО

– Какие страны, помимо России, сейчас участвуют в проекте?

Наргиз Айтуганова:

– Всё зависит от проекта. Большой интерес вызывают волонтёрские экспедиции в Латинской Америке. Поэтому мы ищем в команду людей, знающих испанский язык. Из европейских стран, принимающих волонтёров, можно выделить, например, Германию и Францию.

– Где больше людей, которые хотят провести свой отпуск с пользой: в России или за рубежом? Есть ли у вас определённая статистика?

Наргиз Айтуганова:

– Какое-то время я жила и училась в Великобритании, и по своему опыту могу сказать, что среди британских студентов волонтёрство распространено больше, чем в моём родном казанском вузе. Возможно, в Англии определение волонтёрства не такое альтруистически доброе, как у нас, но у них оно развито на профессиональном уровне. Чтобы получить работу, в резюме у выпускника должно быть отмечено несколько волонтёрских проектов, желательно международных. Поэтому поиск волонтёрских программ у них – это целое карьерное событие. Иногда мне кажется, что в России в подобных проектах больше участвуют для души. Возможно, просто разные подходы.

– Кем чаще всего являются волонтёры, которые приезжают делать добро в Россию?

Наргиз Айтуганова:

– Как правило, в проектах участвуют люди из разных сфер: от IT-поддержки до культурологов и тех, кто изучает русский язык и культуру нашей страны. Пока сложно вести конкретную статистику, но я надеюсь, что когда мы увидим увеличение потока иностранных волонтёров, то мы сможем провести подробное исследование, чтобы узнать детальный профиль иностранного волонтёра в России.

Фото: пресс-служба РГО

Фото: пресс-служба РГО

– Во время вручения Премии РГО Константин Эрнст обратил внимание на иностранное название проекта. Как оно возникло и почему не стали использовать русские слова?

Илья Попов:

– Название проекта появилось случайно, но оно приобрело глубокий смысл. Волонтёрская деятельность не знает границ, поэтому мы изначально не ограничивались территорией России, мечтая о взаимодействии с другими странами. Мы знаем о таком понятии, как каучсёрфинг, когда путешественники останавливаются друг у друга, не требуя оплаты за проживание. Вдохновившись этим движением, мы придумали основную идею "Гудсёрфинга": ты куда-то едешь, делаешь что-то хорошее, кому-то помогаешь. Good буквально означает "хорошее", а surfing – "путешествия". Формально название проекта можно перевести как "добрый путешественник".

Наргиз Айтуганова:

– Мне кажется, оно возникло случайно, просто пришло в голову. Самое смешное, что слово укоренилось в русском языке. Мы очень удивились, когда обнаружили в Интернете статьи под названиями "Как гудсёрфить в Пермском крае" или "Как стать классным гудсёрфером". Молодёжные сообщества подхватили его, и сейчас это слово даже склоняется. Возможно, лет через пять никто даже и не вспомнит, что гудсёрфинг – изначально нерусское название.

– Какие самые интересные экспедиции, в которых поучаствовали волонтёры благодаря вашему проекту, вы могли бы выделить?

Илья Попов:

– Самые крутые экспедиции в любом случае у Русского географического общества. Мы очень рады, что имеем хорошие отношения с РГО, помогаем и вместе работаем с ним, чтобы рассказывать о различных экспедициях и проектах, привлекать ребят из нашей команды в проекты Общества и т.д. Я и сам с удовольствием принимаю участие в таких походах, чаще всего – в экспедициях РГО. Многие из наших ребят запоем рассказывают о потрясающей экспедиции на Командорские острова. Костёнковская экспедиция – это отличная возможность увидеть кости мамонта под Воронежем. Большое количество походов организуется в российские национальные парки, мировые заповедники. Можно отправиться на Командорские острова, считать следы песцов – увлекательное занятие, сравнимое разве что с сюжетом приключенческих романов. Можно отправиться спасать черепах на островах в Тихом океане или птиц в Астраханском биосферном заповеднике, рассекать сёрфом волны на фоне заснеженных вулканов Камчатки, погрузиться под воду и изучать обитателей морских глубин и многое другое. Каждый сможет найти что-то интересное, на любой вкус и род занятий. Порой, даже трудно выбрать что-то одно. В этом, на мой взгляд, и заключается изюминка волонтёрской деятельности.

– За какие проекты от иностранцев-волонтёров вы получали благодарность?

Наргиз Айтуганова:

– Высокую оценку получают проекты Русского географического общества. Несколько раз я сама участвовала волонтёром в экспедиции "Кызыл-Курагино". С тех пор у меня осталось много иностранных друзей, с которыми мы периодически видимся. И они часто вспоминают время, поведённое на раскопах в Туве, – сами они называют его "приключением". По словам этих ребят, экспедиция определённым образом изменила их взгляды на жизнь и мировоззрение. То же самое получается и с другими экспедициями РГО. Наверно, это происходит потому, что иностранцы видят другую, настоящую Россию.

– Как будет проходить в дальнейшем работа с сайтом? Какие видите перед собой перспективы?

Илья Попов:

– Прежде всего, мы хотим улучшить его, сделать максимально удобным, познавательным и полезным. В том числе нам хочется, чтобы сайт облегчал работу Русскому географическому обществу. Чем активнее будет развитие проекта, чем больше людей он объединит, тем скорее и шире будет простираться география "Гудсёрфинга". Например, в ближайшие месяцы нам станут доступны проекты в Китае и Гамбии, мы ведём сейчас переговоры с организациями, проверяем информацию. Конечно, этот процесс небыстрый, но мы постепенно будем расти. В особенности благодаря волонтёрам из нашей команды. И я думаю, что в следующем году в наших рядах будет значительное пополнение.

– На что потратите премию?

Илья Попов:

– Мы благодарны Русскому географическому обществу за эту награду. Как некоммерческому проекту, нам необходимо содержать и обеспечивать свой труд, а планы у нас наполеоновские. Например, часть средств мы планируем потратить на IT-поддержку сайта, а это, как известно, требует больших затрат. Вряд ли нам удастся найти средства на разработку мобильного приложения, но в наших силах сделать более функциональный сайт, интересный для всех пользователей. Наши волонтёры не получают денег за свою работу, поэтому мы стимулируем участие в проекте, выпускаем фирменную продукцию, а это также помогает привлекать новых людей. К тому же сейчас мы проводим премию "Гудсёрфер года", победитель которой сможет выбрать любое волонтёрское путешествие по всему миру стоимостью до 20 тысяч рублей. Благодаря Премии РГО у нас появились дополнительные средства на развитие проекта, помимо собственных вложений. Многое хотелось бы сделать для того, чтобы дать толчок для развития проекта и команды, которая трудится над ним.

– Не планируете ли сделать проект коммерческим, чтобы он обеспечивал сам себя?

Илья Попов:

– Мы много думали над этим вопросом. Честно говоря, сейчас мы исходим из такой позиции: пока у нас есть возможность оставаться некоммерческим проектом, мы не стремимся его вывести в коммерческое русло. Волонтёрство в принципе история, не связанная с коммерцией, с добровольцев брать деньги мы не можем. К тому же мне нравится сама концепция того, что ребята помогают кому-то безвозмездно, руководствуясь не денежной выгодой, а душевным порывом. Поэтому мы будем стараться до последнего, чтобы остаться в некоммерческом русле. Сейчас мы рассматриваем различные форматы, поэтому будем рады любым предложениям и инициативам.

– Каким вы представляете будущее гудсёрфера и вашей платформы через лет пять?

Наргиз Айтуганова:

– Мне бы хотелось, чтобы международный масштаб проекта охватил все страны мира, чтобы иностранцы, которые ищут волонтёрские программы, не исключали Россию из перечня возможных стран. Это поможет поменять их взгляды на нашу страну, разрушить укоренившиеся стереотипы, чтобы люди знали: Россия славится разнообразием природного и исторического наследия, богатой и самобытной культурой, добрыми людьми. И чтобы у нас формировалось грамотное представление о волонтёрской деятельности.

Источник

Также в рубрике
После праздничной службы гости храма смогли принять участие в традиционных гуляньях.
 0