USD: 66.2630
EUR: 73.4989

Бездонная гора

Основными инвесторами создаваемых на Кавказе курортов хотят стать иностранцы

Текст: Анна Васильева
Фото: Коммерсантъ, Алексей Куденко, Василий Шапошников,AFP, PhotoXpress, Zerkalo

Бездонная гора
Основными инвесторами создаваемых на Северном Кавказе курортов хотят стать иностранцы. Они обещают вложить в туристический кластер $20 млрд. Такая смелость объясняется тем, что выполнять обещания их вряд ли кто заставит, к тому же российские власти сулят инвесторам небывалые гарантии.
 
От Майкопа до Дербента
 
Этим летом Северный Кавказ полюбили итальянцы. Во время встречи премьер-министра России Дмитрия Медведева и премьера Италии Марио Монти совладелец итальянского холдинга Rizzani de Eccher Клаудио де Эккер сообщил, что сможет привлечь в строительство курортов Северного Кавказа до €1 млрд. 
 
Эккер развивает бизнес в России не первый год — в Москве он построил премиальные бизнес-центры "Балчуг Плаза" и "Крылатские холмы". Тем более удивительным кажется его намерение идти на Кавказ — вроде бы хватало времени ознакомиться с уровнем рисков российских регионов. Впрочем, в ряду иностранцев, присматривающихся к этому инвестиционному раю с миллиардами наготове, он далеко не первый. До итальянцев куда более весомые вложения обещали французы. Подписанный президентами Никола Саркози и Дмитрием Медведевым меморандум о намерениях относительно развития туризма на Северном Кавказе вылился в создание российско-французского СП International Caucasus Development. ОАО "Курорты Северного Кавказа" (КСК) — компании, курирующей проект туристического кластера, достался 51% акций, остальные ушли французскому банку Caisse des Depots et Consignations (CDC). Последний пообещал только в 2012 году вложить в регион €1 млрд, а при необходимости, по словам источников, найти и €10 млрд. 
test
Появилось также российско-корейское совместное предприятие Eurasia Energy Holdings. Корейский бизнес в лице Korea Western Power (40% в СП) и CHT Korea (10%) выразил готовность потратить на энергообеспечение нового туркластера $1 млрд. Столько же сулит Сингапур, а именно компания Suprema Associates. А китайцы обещают дать в три раза больше. Двум частным корпорациям из КНР — "Далянь Ваньда Груп Ко., Лтд." и "Чайна Оушенуайд Холдингс Груп Ко., Лтд.".— приглянулись Архыз и Каспий, куда они были бы не прочь вложить $3 млрд. Итого более $20 млрд. Пожалуй, на эти деньги действительно можно было бы построить, как и заявлено, гигантскую, от Майкопа до Дербента, курортную зону — хотя поверить в то, что инвесторы не шутят, довольно сложно. 
 
 
Российский бизнес заставить вкладываться в экономику Северного Кавказа не удалось, хотя попытки делались более чем серьезные. Многие предприниматели с ужасом вспоминают осень 2006 года, когда всем членам РСПП чуть ли не в авторитарном порядке велено было лететь в Сочи на форум "Кубань-2006". Туда прибыли и первые лица государства. Владимир Путин, потрясая цветной книжечкой, где были изложены 26 проектов на Северном Кавказе, требующих инвестиций, гипнотизировал российских форбсов: "Я уже читал. И вы прочитайте. Внимательно". Буклет готовил тогдашний полпред Южного федерального округа Дмитрий Козак, и он позволил себе конкретизировать, что со стороны президента это была, конечно, просьба, но он, Козак, к концу года ждет отчеты о том, кто взялся развивать каждый конкретный проект. "Не забывайте: вы смотрели в глаза президенту",— веско говорил Козак. Бизнесмены, среди которых были Вагит Алекперов, Виктор Вексельберг, Олег Дерипаска, Владимир Лисин, Дмитрий Пумпянский и другие, уныло листали книжицу в поисках чего-нибудь подешевле, но гордый кавказский народ меньше миллиарда как будто и цифр не знал. Бизнесмены тянули время. Кто-то подготовил программу развития гидроэнергетики, кто-то решил производить цемент, а кто-то развивать автозаправочные станции — но ни один проект в последующие три года так и не был начат. 
 

Тем временем Россия выиграла заявку на проведение Олимпиады-2014, и большинство российских бизнесменов решили инвестировать в Сочи. Оно и понятно: сумма инвестиций меньше, риски — ниже, а возможная отдача — выше. "По сравнению с Сочи курорты Северного Кавказа требуют существенно больших инвестиций,— уверена руководитель отдела консалтинга московского офиса компании Jones Lang LaSalle Hotels Марина Смирнова.— Развитие горнолыжной индустрии — это по определению дорого, а здесь еще и отсутствует какая-либо базовая инфраструктура, если не считать советской, полуразрушенной". 
 
Тем не менее именно Сочи стал местом рождения "Курортов Северного Кавказа". С этим связана легенда. Известный бизнесмен и депутат Ахмед Билалов, владелец курорта "Горная карусель" в Красной Поляне, с самого начала вошел в совет при президенте по проведению Олимпиады. Амбиции его простирались, однако, гораздо дальше Сочи. Говорят, что зимой 2009 года, прокатив Дмитрия Медведева на своем подъемнике и добившись похвалы, он поделился с президентом мечтой создать горнолыжные курорты мирового класса по всему Северному Кавказу. Медведев с легкостью согласился ему в этом деле помочь и дал соответствующее поручение Аркадию Дворковичу — по счастью, другу Билалова. Проект получил поддержку только что назначенного полпреда по Северо-Кавказскому округу Александра Хлопонина, и уже в 2010 году было создано ОАО "Курорты Северного Кавказа" (98% акций принадлежит государству, еще 2% поделили ВЭБ и Сбербанк). Первым делом в уставный капитал новой компании были влиты 60 млрд руб. из бюджета — и до сих пор это, по сути, все, что у нее есть, если не считать меморандумов с иностранцами. Объектов, на которые должны были пойти деньги, на первых порах было пять: по одному горнолыжному курорту в Адыгее, Карачаево-Черкесии, Северной Осетии и Дагестане и два курорта в Кабардино-Балкарии — на Эльбрусе и в Безенги. 
 
Некоторые любят погорячее
 
"Проект курортов Северного Кавказа начал так стремительно развиваться во многом потому, что был поставлен первоочередной задачей на федеральном уровне,— убежден ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов.— Соглашения с французами и итальянцами были подписаны в присутствии Медведева. Плюс нашлись десятки заинтересованных в проекте первых лиц. Многое было сделано Аркадием Дворковичем, Александром Хлопониным". 
 

В частности, усилиями Дворковича удалось добиться создания на подконтрольной КСК территории шести особых экономических зон туристско-рекреационного типа. Резидентам зон обещаны всевозможные налоговые и таможенные льготы. В частности, до 2023 года можно не платить часть налога на прибыль, идущего в федеральный бюджет. Ставка налога на прибыль, идущего в бюджеты субъектов России, ограничена 13,5%. Также предусмотрено освобождение от уплаты налога на имущество сроком на 10 лет. Установлены пониженные ставки страховых взносов: на период с 2012 по 2017 год они составят 14%, в 2018 году — 21%, в 2019 — 28%. Для инвесторов Северного Кавказа приготовили и еще один, самый сладкий пряник. Правительство России гарантировало им возврат до 70% общего объема заемного капитала в случае форс-мажора. 
 
Впрочем, дело с привлечением инвесторов пошло не сразу. Первая серьезная презентация проекта состоялась в январе 2011 года в Давосе. Пока Дмитрий Медведев рассказывал о том, что в суммарной длине горнолыжных трасс Северный Кавказ переплюнет альпийские "Три долины" (наши 803 км против альпийских 600 км) и гостиничный сервис Адыгеи и Дагестана станет лучшим в мире, в Москве расследовалось дело о теракте в Домодедово, происшедшем двумя днями раньше. Основная версия — кавказский террорист. Через несколько дней в Приэльбрусье боевики застрелили трех туристов из Москвы и взорвали канатную дорогу на Эльбрусе. Ахмед Билалов держал удар как мог, там же, на форуме, доказывая, что инвесторы будут, поскольку "всегда найдутся любители острых ощущений". В какой-то момент даже показалось, что они, любители, все-таки нашлись: Джорджо Армани якобы обещал построить элитный отель для кавказцев. Но эта информация позже была опровергнута — пикантность инвестиций Армани не оценил. 
 
Наша доля
 
 
Большинство экспертов уверено, что миллиарды от иностранцев, которые появились с тех пор на бумаге, так и останутся бумажными, если в регион не начнут вкладываться россияне. С этим же пока туго. 
 
"Как это у нас нет российских инвесторов? — искренне возмущается вице-президент КСК Ростислав Мурзагулов.— Да у нас только, например, в одной Северной Осетии есть 50 предпринимателей, готовых стать резидентами ОЭЗ и начать вкладывать свои деньги, когда будет оформлена документация проекта". По его словам, делать ставку на местных предпринимателей средней руки — правильно: они четко знают, чего хотят, и готовы выкладываться по полной для достижения результатов. 
 
На самом деле крепкими, хоть и некрупными инвесторами Северного Кавказа становятся пока главным образом местные чиновники. Например, сенатор от Ингушетии Ахмет Паланкоев, контролирующий группу "Акрополь", стал якорным инвестором горных курортов в Джейрахском и Сунженском районах Ингушетии; сумма заявленных инвестиций — "кавказский минимум", $1 млрд, но вложено, конечно, меньше. А глава Кабардино-Балкарии Арсен Каноков в этом году через подконтрольный ему холдинг "Синдика" взялся за строительство курорта в Безенги, и раньше, говорят, частично финансировал сооружение подъемников на Эльбрусе. Какие-то деньги дети Кавказских гор шлют из Москвы. Так, уроженец Дербента и выпускник Дагестанского политехнического института Сулейман Керимов обещает вложить в курорт в Дагестане $1,4 млрд. 
 
Реально больше всех денег пока вложил Дмитрий Пумпянский — родился он не на Кавказе, а в Улан-Удэ, но вполне понятно, почему он проявляет рвение в выполнении "просьбы президента". За то время, пока он занимается Северным Кавказом, сильно укрепилось его партнерство с РЖД — без участия монополии развитие региона не состоялось бы, и вагоны "Ласточка", производимые принадлежащим Пумпянскому заводом в городе Верхняя Пышма, уже ездят в Сочи, и, возможно, поедут из Минвод в Архыз. Заметим, что возведение курорта "Архыз" оживилось сразу после создания КСК, и совсем хорошо пошло дело после того, как в прошлом году госкомпания решила выкупить за 3 млрд руб. недостроенные трассы и подъемники, оставив Пумпянскому только гостиницы. "Российских бизнесменов в проекте мало, и они предпочитают вкладываться не в инфраструктуру, а в гостиницы, рестораны",— считает Дмитрий Абзалов. Но без инфраструктуры гостиницы никому не нужны. 
 
Аэропорт у каждой горы
 
Перспективы, связанные с меморандумами о намерениях, где иностранные инвесторы нарисовали столь желанные КСК $20 млрд., эксперты считают сомнительными. "Здесь все сильно политизировано,— говорит Марина Смирнова.— Протоколы о намерениях подписываются главным образом во время правительственных визитов и носят характер, скорее, имиджевый. Посмотрите на китайцев: много заявлений, но ни одного реализованного проекта". С ней соглашается руководитель проектного направления Центра стратегических разработок "Северо-Запад" Дмитрий Санатов: "Думаю, необходимо уточнять, на каких именно условиях согласились работать иностранные инвесторы. Наиболее вероятно, что кроме Северного Кавказа, они будут одновременно развивать проекты на более стабильных и прибыльных рынках России, например в столичных регионах". 
 
Руководители же КСК уверены, что вся инфраструктура будет построена именно на эти деньги. Более того, с каждым новым меморандумом проект разрастался на глазах. В этом году, например, общая нарисованная площадь, подотчетная КСК, выросла вдвое — со 150 до 300 тыс. гектаров. Произошло это за счет расширения территорий запланированных курортов в Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии, кроме того, в планах появились пляжные курорты на Каспийском побережье и еще один горнолыжный на границе Джейрахского и Сунженского района Ингушетии. В КСК уверяют, что это никак не увеличит объем государственных средств, первоначально выделенный на проект. "Мы придерживаемся строгого плана. От государства — 60 млрд руб., все остальное — от частных инвесторов,— говорит Ростислав Мурзагулов.— И то в пропорции одна часть бюджетных средств к семи частям частных — никаких заоблачных цифр, зачастую нам приписываемых". 
 
 
Теперь уже не 800 км горных трасс избороздят Кавказские горы к 2025 году, а 1100 км. И посещать курорты будут 5-10 млн туристов в год, а обслуживать их — 330 тыс. человек персонала: о создании такого количества новых рабочих мест говорят руководители КСК. "К нам и сейчас, безо всякой инфраструктуры, люди сотнями тысяч ездят, просто ради целебных вод, воздуха, пейзажей,— рассказывает Мурзагулов.— А когда мы реализуем наши проекты, их количество вырастет многократно". 
 
В связи с такими расчетами КСК летом объявила о желании создать собственную региональную авиакомпанию для перевозки ожидаемого большого потока туристов. Заметим здесь, что еще раньше декларировалось намерение провести реконструкцию шести существующих аэропортов и построить — на условиях частно-государственного партнерства — четыре новых. 
 

Пугают и показатели доходности, заявляемые КСК. Вообще-то с учетом инфраструктурных затрат горнолыжные курорты на Западе окупаются десятки лет. По словам Мурзагулова, окупаемость проектов Северного Кавказа каким-то образом не будет превышать семи-восьми лет. Как результат, большинство экспертов не верят в успех этого дела в принципе. "Одно только строительство объектов эффекта не даст,— считает Дмитрий Санатов.— Необходимо работать с населением, повышать его культурный уровень, безопасность региона в целом. Иначе можно повторить печальный опыт некоторых стран. К примеру, Тайваня, где выстроенный курортный город Сан-Жи, на который были потрачены огромные средства, стоит сейчас абсолютно пустой".

Источник: "Коммерсант Деньги"

Также в рубрике