USD: 65.9961
EUR: 73.2227

Йошкин кот и Грейс Келли

Такая необычная республика Марий Эл

Текст: Юрий Щегольков
Фото: РИА Новости. Юрий Щегольков

Йошкин кот и Грейс Келли
- Ну и куда ты едешь? - спросили меня в редакции.
- В Йошкар-Олу, - гордо ответил я, упаковывая компьютеры, айпады, блэкберри и прочие девайсы в маленькую сумку для фотоаппарата.
Пауза. Собеседники явно пожалели, что под рукой не оказалось завалящего поисковика.
- И... и... где это?
- В республике Мари, - не совсем уверенно сказал я.

- Марий Эл, - поправила меня молодая коллега, явно закончившая геофак.

 

И то правда - есть такая республика на Волге. Маленькая, но гордая.

 

Бьюсь об заклад, мало кто из коренных москвичей, особенно из интернет-поколения, способен быстро сказать, не прибегая к помощи Google, где находится Марий Эл и чем примечательна ее столица. Некоторые считают, что марийцы живут где-то за Уралом, кое-кто относит местопребывание этого народа к ненцам или бурятам в Сибири, и очень немногие знают, что марийцы живут на Волге, вернее - при Волге, так как в отличие от своих соседей - чувашей, татар и, например, нижегородцев и самарцев, столица Марий-Эл расположена на берегу иной реки - притока Волги Кокшеге. Собственно ранее, до исторического материализма, Йошкар-Ола называлась Царев город на Кокшеге, или Царевококшайском, ну а после революции и образования Марийской АССР город сначала назывался Краснококшайском, а после 1927 года - Йошкар-Олой.

 

О, это неповторимое сочетание, посмакуйте его на языке - Йошка, Йошкин, Йошкин кот. По преданиям, о которых вам с удовольствием расскажут местные гиды, Йошкин кот - это такой кот, который жил у Бабы-яги и обгладывал косточки того, кого эта самая яга сажала в печь и запекала. Ничего себе было котэ! Доброе и пушистое!

 

Впрочем, нельзя же на слово верить экскурсоводам, мало ли что они понарассказывают. Йошкин кот - это устойчивое идиоматическое выражение, означающее в переводе "Ну ничего себе!" или "Ну прости меня!", быстро и решительно закрепившееся в современном русском языке после выхода на экраны всенародно любимой комедии, которую каждый из нас готов смотреть хоть с конца, хоть с середины - "Любовь и голуби".

Так уж вышло, что Ульяновску достался Колобок, Твери - Змей Горыныч, Вятке-Кирову - Кикимора, ну а Йошкар-Ола поселила у себя Йошкиного кота, который сидит себе сейчас на скамеечке, развалившись после сытной трапезы на газете "Голая правда". Сидит он не где-нибудь, а в двух шагах от здания, в котором и началась современная марийская государственность, а сейчас расположился МГУ - Марийский государственный университет.

А в трех шагах от Йошкиного кота можно увидеть другой монумент, несколько напоминающий памятник Юрию Долгорукому в Москве или Фридриху Великому в Берлине. Не в самом центре города, но и не на окраине, а там где должно - напротив нынешнего правительственного квартала. Стоит этот монумент в память о князе Оболенском-Ноготкове, который когда-то был назначен царем Алексеем Михайловичем управлять марийской землей. Управляли, как водится, стрельцы, ставшие здесь лагерем и основавшие первое поселение. Сам же воевода в местных землях так ни разу и не появился, что не помешало благодарным йошкаролинцам увековечить образ того первого правителя их земли. История, правда, не сохранила портрета Оболенского-Ноготкова, но, положа руку на сердце, какое имеет значение, как именно выглядел наш герой, тем более если это не портрет, а памятник? Главное - чтобы был при коне и сабле!

Надо сказать, что к памятникам у йошкаролинцев отношение особое. В городе их реально много, и встречаются они в самых неожиданных местах. Особо стоит выделить серию монументов, объединенных темой любви и верности: вот перед нами стоят знаменитые с недавних пор православные святые Петр и Февронья. Памятник расположился на широкой набережной Кокшеги в самом центре города, у строящегося кукольного театра, который, к слову, когда достроят, наверняка сможет претендовать на место в Книге рекордов Гиннесса в номинации "Самый большой на Земле кукольный театр". А если от памятника Петру и Февронье провести воображаемую линию через русло реки в сторону загса, можно увидеть другой пример любви и верности, но современной эпохи - памятник Грейс Келли и князю монакскому Ренье III. Стоят они спиной к реке, глядя на молодоженов, которые после регистрации спускаются на набережную, одним своим существованием отображая сентенцию "каждой девушке - своего принца. А каждому принцу - свою Грейс Келли". Еще одно напоминание о делах любовных выполнено в виде скамьи, спинку которой составляет пара белых лебедей.

Кроме любви и верности, жители Йошкар-Олы увековечили наше все - Александра Сергеевича Пушкина и его главного героя Евгения Онегина. Есть памятник Юрию Гагарину - в виде человека, летящего над фонтаном. Не обижены и гусляры, играющие на национальных марийских инструментах. А у родильного дома всякий желающий отыщет "Счастливую семью", ежели в тот момент искусствоведческая тема будет его занимать...

Здесь мы отдадим должное президенту республики Леониду Маркелову, его деятельности по градостроительству, которая способна удивить любого, кто приезжает в Йошкар-Олу в первый раз. Реконструкцией города занимается специальное министерство строительства, архитектуры и ЖКХ. Оно реализует совершенно фантастический - в том числе и по уровню малоизвестности в России - генеральный план, согласно которому Йошкар-Ола прямо на глазах изумленных жителей и еще более изумленных туристов и командировочных превращается в столицу сказочного королевства. К слову, в столице нет какого-то преклонения перед лозунгами - нигде не висят плакаты в стиле "Превратим Йошкар-Олу в образцовый капиталистический город", но если бы такой слоган нужно было бы придумать, я бы предложил такой: "Йошкар-Ола - сон наяву".

А как иначе относиться к набережной Кокшаги, носящей имя бельгийского города Брюгге? И это притом, что в Брюгге никак не обнаруживается значительное число финно-угров (а марийцы вместе с удмуртами, чувашами, мордвой и коми говорят на языке, весьма близком языку финнов, венгров и эстонцев), и, соответственно, этот бельгийский город совсем даже и не побратим Йошкар-Олы. Почему Брюгге? История и интернет пока умалчивают.

Что может сказать среднестатистический столичный житель, когда ему предлагают описать Йошкар-Олу? У меня в голове вертелось "маленький, замученный советской властью город, в котором цементные или нефтеперерабатывающие заводы находятся в мирном сосуществовании с полуразрушенными купеческими домиками и неизбежными краеведческими музеями". К сожалению, этот образ возникает не просто так - следствие изучения преимущественно печальной российской действительности.

Вероятно, когда-то так и было в Йошкар-Оле, но сейчас здесь все иначе. Шаг за шагом, дом за домом, квартал за кварталом город меняется. Может быть не так быстро, как хотелось бы местным жителям. Но изменения эти удивительные.

Я уже упоминал будущий кукольный театр всех времен и народов, но не им одним сильна Йошкар-Ола. Что вы скажете о местной Спасской башне?! Когда я увидел ее впервые, сказать, что был в шоке - значит, ничего не сказать. Спасская башня (здесь она называется Благовещенской) - почти как в Москве, чуть пониже (потому что все ж таки не Москва), а за ней - домики, выстроенные по образу и подобию петербургских "12 коллегий". Ну, или мне так показалось. А за башней вовсю строится колоссальных размеров кафедральный собор, наверное, в будущем самый высокий, или один из самых высоких, в России. И это при всем при том, что марийцы не такой уж православный народ - в некоторых поселках до сих пор попадаются бабушки, верящие в языческих богов.

В сочетании с набережной имени Брюгге копия Спасской башни смотрится совершенно удивительно. Так и представляешь себе программу "Розыгрыш", в которой очередную телезвезду или светскую диву упаивают до беспамятства в Москве, быстро в бессознательном состоянии перевозят в Йошкар-Олу, кладут около местной Спасской башни, а затем будят. И куранты на ней бьют ровно так же, как в Москве, разве что мавзолея нет, и ГУМа нет, и вообще все не так. Но башня-то есть!

Впрочем, есть своя сермяжная правда в том, что в Йошкар-Оле есть то, что мы в ней видим: ехать в Москву или за границу далеко - лучше мы все построим у себя. И против этого не возразить.

Конечно, все это архитектурное творчество немедленно рождает вопросы: а сколько все это стоило, и не лучше ли было потратить эти деньги на что-нибудь другое? Например, местные таксисты, как и полагается местным таксистам в России, имеют свое мнение по поводу того, куда нужно было направить деньги. Понятно - на дороги. Но мы не будем вмешиваться в спор марийцев между собой. В конце концов, это их "красный город" - если говорить о переводе с марийского названия "Йошкар-Ола", а раз он красный, то и зданий из красного кирпича здесь должно быть много. Посмотрим-поглядим, что будет дальше. А пока, как принято заканчивать в современной интернет-журналистике, подчеркивая преимущества видеоконтента перед текстовым, - лучше один раз увидеть, чем два раза прочитать.

 

Источник: РИА Новости

Также в рубрике
Он отмечается в понедельник
 0