USD: 64.4711
EUR: 71.5307

Вся правда о кооперативе "Озеро"

Алтайский предприниматель строит первую за Уралом частную туристическую зону

Текст: Сергей Чернышов
Фото: expert.ru

Вся правда о кооперативе "Озеро"
Алтайский предприниматель Андрей Жуков строит первую за Уралом частную туристическую зону. Власти региона узнали об этом только на запуске первого объекта, а сам Жуков говорит, что занимается строительством не ради денег, а для развития территории.
 
Один к ста — таково соотношение населения Чемальского района Республики Алтай и приезжающих сюда туристов. Вряд ли в России найдутся другие такие территории, где за сезон один небольшой район с населением менее 10 тыс. человек обслуживает почти миллион туристов. Если точнее, то этот райцентр с населением 5 тыс. человек вместе с окрестными селами обслужил в 2012 году 900 тыс. туристов. В общем, летом кажется, что все, кроме туризма, здесь вообще замирает. И местное население, вплоть до детей, научившихся говорить, а значит, и торговаться на рынках, обслуживает «дойных коров» здешних мест — заезжих путешественников. Долгое время казалось, что добавить к этой картине нечего.
 
Но — добавили. Летом прошлого года предприниматель из Барнаула (столица соседнего Алтайского края) Андрей Жуков начал строить рядом с райцентром Чемал первую частную туристическую зону. Купив 100 гектаров земли, он уже построил там искусственное озеро, а также привлек со всей Сибири «резидентов» — компании, которые строят здесь базы отдыха и развлекательные комплексы. Так без лишней помпы, громких заявлений местного правительства и миллиардов бюджетных инвестиций в регионе появилась реально работающая туристическая зона. Пикантности ситуации добавляет важное уточнение: в 50 километрах от «зоны Жукова» вот уже пять лет строится официальная особая экономическая зона (ОЭЗ) «Алтайская долина». Проект, стоимость которого уже превысила 2 млрд бюджетных рублей, так и не заработал — в этом году там все лето искали течь в искусственном озере.
 
Благая жертва
 
Строго говоря, Чемальский район — это тупиковая территория, а дорога, которая петляет вдоль горной реки Катуни (вместе с Бией они образуют Обь) через весь район, — это дорога в никуда. В начале прошлого века ее строили, пытаясь пробить безопасный путь в Монголию, но через 50 километров бросили — слишком сложными для того времени оказались географические условия. В результате «основная» дорога ушла по другому берегу Катуни в сторону от нынешнего Чемальского района — теперь это федеральная трасса «Чуйский тракт».
 
Но если и есть на Алтае, который ныне разделен на Алтайский край и Республику Алтай, место, где следует изучать особенности национального устройства туризма, то это именно Чемал, на который приходится 60% всего туристического потока региона — при том что еще лет десять назад сюда приезжали только заядлые туристы с гитарами, а местное население относилось к приезжим, мягко говоря, настороженно.
 
В чем же секрет успеха туризма в отдельно взятом районе? Во первых, в 500-километровой зоне автомобильной доступности от Чемала живет около 5 млн человек — жители Новосибирской и Томской областей, Кузбасса и Алтайского края. Во-вторых, у района был реформатор — его глава Сергей Шевченко, ныне, правда, находящийся под следствием. Как говорят в Чемале, за решетку он попал из-за конфликта местных элит со всеми вытекающими отсюда последствиями — обвинениями в даче взятки, злоупотреблении служебным положением и прочих чиновничьих прегрешениях.
 
Как бы там ни было, но в 2000-е годы Шевченко сотворил с районом чудо. «Он во всеуслышание объявил, что решение социальных проблем и трудоустройство местного населения для него важнее, чем маленькие налоги с нарождающихся туристических баз. Люди фактически “вчерную” стали заниматься туризмом, и там все как-то быстро расцвело. А уже потом они осознанно шли и регистрировались как предприниматели», — рассказывает директор регионального (негосударственного) фонда поддержки предпринимателей «Содействие» Татьяна Пахаева.
 
Гибкий подход Шевченко принес свои плоды. Сегодня, по данным властей, в Чемальском районе зарегистрировано более 200 туристических объектов, в том числе 53 туристические базы различных категорий, шесть гостиничных комплексов, 11 кемпингов и около 150 сельских «зеленых домов». Каждый объект дает в среднем пять-шесть рабочих мест, то есть в туризме сегодня занято около трети трудоспособного населения района. Налоги от туризма за 2012 год составили около 13 млн рублей — примерно 15% собственных доходов районного бюджета. Шевченко, как показало время, был прав.
 
Чужие здесь не ходили
 
В это же время в 300 километрах от Чемала в столице Алтайского края Барнауле работал торговый дом «Лесной», который основал местный предприниматель Андрей Жуков для производства пиломатериалов. К концу 2000-х это было одно из крупнейших отраслевых предприятий в регионе, а Жуков стал одним из местных меценатов — активно спонсировал юношеский спорт. Помощь спорту вообще один из самых популярных жанров у предпринимателей того времени.
 
Андрей Жуков из когорты бизнесменов, у которых нет большой пресс-службы и пространной биографии, красующейся на городском сайте. О своей работе и жизненном пути он рассказывает мало, из открытых источников подробных данных тоже не почерпнуть. Это поколение предпринимателей 1990-х, которые в начале своей карьеры занимались всем, чем только можно, а потом сконцентрировались на первом большом проекте. Для Жукова таким проектом стал торговый дом «Лесной». Кстати, предприятие работает по сей день.
 
Несколько лет назад на описанной выше волне туристического бума Жуков построил в Чемальском районе недалеко от села Элекмонар базу отдыха «Карусель». Так начался его стаж в туристическом бизнесе. «Всему можно научиться, было бы желание», — говорит он, отвечая на вопрос, как с лесного бизнеса удалось перестроиться на туристический. Сначала на своей базе Жуков просто встречал Новый год, а два года назад перебрался в Чемальский район на постоянное жительство. К этому времени у него в голове созрел еще один проект — та самая туристическая зона, под которую он купил рядом с соседним селом Аюла 100 гектаров земли.
 
Здесь нужно подчеркнуть, что участки такой площади в туристических районах Республики Алтай найти непросто, потому что вблизи населенных пунктов базы отдыха сегодня строятся так, что жители соседних баз подчас могут переговариваться через окна своих номеров. Участок, который купил Жуков, находится на левом берегу Катуни, куда с дороги, ведущей в нынешнюю туристическую мекку Алтая — село Чемал, необходимо перебираться по мосту. С этого самого моста и началось знакомство местных жителей с приехавшим из Барнаула предпринимателем. Жуков взял деревянную переправу через Катунь в аренду, привел ее в рабочее состояние и сделал платной — по 30 рублей за каждый проезд автомобиля.
 
Андрей Жуков утверждает, что занялся туризмом не ради денег
Фотографии Виталия Волобуева
 
Для местных жителей он в одночасье стал злейшим врагом. «Они сначала воспринимали все эти инициативы настороженно и даже неприязненно, — вспоминал депутат Государственного собрания — Эл Курултая Республики Алтай Виктор Яныканов. — Но, сколько я себя помню, у этого моста никогда не было нормального хозяина, по нему страшно было ездить. Я был на сходе местных жителей, на котором Жуков объяснял им свои намерения. Мне понравилось, что он, в отличие от чиновников, не уворачивался от прямых вопросов, всю ответственность взваливал на себя. Многие уходили оттуда, переменив мнение об этом человеке».
 
Кстати, мост, по словам Андрея Жукова, до сих пор не вышел на самоокупаемость — только летом он балансирует на грани рентабельности. По ожиданиям Жукова, прибыль мост начнет приносить только после того, как проект туристической зоны выйдет на планируемые показатели посещаемости.
 
Группа энергичных людей
 
«Вот здесь у нас построились предприниматели из Новосибирска, дальше — томичи, вот эти коричневые и зеленые крыши — ребята из Барнаула», — через две недели после открытия искусственного озера Андрей Жуков ведет нас по своей алтайской земле. Говорит кратко, слушает внимательно. За два часа экскурсии по своей турзоне он будет много раз противопоставлять «нас» и «их». «Мы» — это те, кто говорит не о себе, а о деле, кто сначала сделает, а потом представит результаты труда. Кто работает, а не говорит, в конце концов. «Они» — это те, кто много говорит, но мало делает и при этом просит помощи у всех и каждого — от государства до частных инвесторов. Относительно журналистов Жуков, похоже, свое мнение еще не сформировал — мы первые, кто берет у него интервью.
 
Пока здесь только озеро, мост и достраиваемые базы отдыха. В небе над озером жужжит дельтаплан. За штурвалом — предприниматели из Красноярска. В стороне от озера уже построена взлетно-посадочная полоса, для которой Росавиация дала разрешение на эксплуатацию самолетов малой авиации, например девятиместного Grand Сessna Caravan, — на подобных самолетах сейчас выполняются некоторые рейсы из аэропорта Горно-Алтайска. Он в 50 километрах отсюда, это один из имиджевых для республики проектов, с помпой открытый в конце 2011 года. Взлетно-посадочная полоса в зоне Жукова (длина — 670 метров, ширина — 40 метров), конечно, скромнее, поэтому и торжественное открытие ей, видимо, не полагалось.
 
Экономика проекта, как и биография его инициатора, для сторонних интересующихся туманна. Со слов самого Андрея Жукова известно, что два года назад с целью реализации этого проекта он купил участок земли. Тогда же под проект, по его словам, была зарегистрирована компания «Развлекательный комплекс “Рублевка”». Для объективности картины отметим: по данным «СПАРК-Интерфакс», на Жукова действительно зарегистрирована «Рублевка», только в форме дачного некоммерческого товарищества. А что — все как в Подмосковье, где «дачами» называют то, что ниже трех этажей.
 
Со времени регистрации компании предприниматель привлекает сюда людей, готовых на основе уже построенной инфраструктуры создавать свои проекты для туристов — базы отдыха, развлекательные комплексы, рестораны и прочее. «Оказывается, у нас много молодых предпринимателей, готовых работать в самых разных отраслях, нужно только дать им почву для развития. Люди реализуют здесь свою коммерческую мечту», — излагает Жуков принципы формирования пула инвесторов. Сам он называет этот пул «группой энергичных людей».
 
Кому-то землю он передает в аренду, кому-то продает. Какие суммы в этих операциях фигурируют, не говорит. Если исходить из того, что в бюджет района от всех крупных турбаз попадает в год около 12 млн рублей аренды, а крупных операторов там пять-шесть, то арендная плата у Жукова, очевидно, где-то в вилке 1–3 млн рублей в год. Что же касается стоимости участков, то в других местах участок в 100 соток в чистом поле стоит примерно 1 млн рублей. У Жукова же есть вся инфраструктура и озеро. Под нормальную базу нужен участок раза в два-три больше, следовательно, стоить он должен более 5 млн рублей.
 
Жуков уверяет, что не намерен зарабатывать «что-то серьезное» на арендаторах. Напротив, они нужны ему для создания комплексного эффекта, который уже затем можно монетизировать. Все вместе они должны добиться, чтобы сюда поехали стройные колонны туристов.
 
В числе «личных» проектов Жукова на площадке — строящийся в курортной зоне коттеджный поселок «Рублевка», уже упоминавшийся мост и 15 гектаров, на которых будут выращиваться овощи. А венец всего проекта — озеро для отдыхающих, которое к тому же станет основой для системы ирригации на овощных полях.
 
Сколько в проект уже было инвестировано, так и не ясно. «Мы же не банк или госбюджет, у которого есть пять миллиардов на проект. У нас все постепенно. Заработали деньги — вложили. Плюс банки дают кредиты. Например, с нами хорошо работает Россельхозбанк», — темнит Жуков.
 
Примерную стоимость проекта, если основатель предпочитает молчать, можно было бы оценить по аналогам. Однако аналогов в регионе нет. По данным Горно-Алтайского филиала Россельхозбанка, кредитный портфель юрлиц в регионе за 2012 год составил около полумиллиарда рублей. Даже если предположить, что половина из этого — деньги для Жукова, то стоимость проекта, вероятно, пока измеряется двумя-тремя сотнями миллионов рублей, не больше.
 
Первое непротекающее
 
За две недели до нашего визита на каменистых берегах озера было многолюдно — турзону официально открывали и показывали гостям. Среди гостей был и министр экономики Республики Алтай Александр Алчубаев, выглядевший несколько растерянно. Еще бы — о том, что в его регионе на участке площадью 100 гектаров вот уже второй год предприниматели на свои деньги возводят крупную туристическую зону, он узнал всего несколько недель назад, когда его пригласили на открытие нового водоема.
 
Искусственное озеро, из-за открытия которого о проекте стало известно всем, построено здесь в рекордные сроки — за нынешний сезон. Его глубина 3,7 метра, размеры — 340 на 70 метров. То есть площадь зеркала — более двух гектаров, что позволяет, по расчетам «группы энергичных людей», принимать одновременно до пяти тысяч человек. К их услугам каменистый пляж, лежаки, а будущим летом — аквапарк. Вход на озеро — 150 рублей.
 
Искусственные водоемы — важный компонент не только этой зоны, но и других подобных проектов в округе. Их два, и оба они — государственные. Это ОЭЗ «Бирюзовая Катунь» и «Алтайская долина», расположенные в 30–40 километрах от турзоны Андрея Жукова. Центральным объектом там также является озеро. И это обоснованно. Если в Алтайском крае в этом районе есть пригодное для купания природное озеро Ая, то в Республике Алтай формально таких водоемов вообще не было. А в холодных горных реках и озерах особенно не искупаешься. В результате, как говорят местные жители, молодые люди, которые уезжают учиться в другие города или уходят служить в армию, долгое время стесняются признаться сверстникам, что вообще не умеют плавать — учиться-то негде. До открытия озера единственным вариантом для жителей Чемальского района был бассейн в Горно-Алтайске. Расстояние — 80 километров в одну сторону.
 
Первым искусственным озером в республике должен был стать водоем в «Алтайской долине». Его начали заполнять водой из Катуни еще в конце прошлого года. Но быстро выяснилось, что вода из озера куда-то уходит. На языке специалистов это называется «фильтрация». По одной из версий, виной тому стали нарушения в укладке укрывного материала дна — пленки, которую укатывали гусеничными тракторами в нарушение всех строительных норм. Официальных заключений на этот счет пока нет, заказчик проекта ОАО «Российские экономические зоны» и генподрячик — новосибирское ОАО «Сибмост» — вот уже полгода загадочно хранят молчание, никак не комментируя ситуацию.
 
Сейчас на месте озера — сухой лунный пейзаж, уровень воды в нем не поддерживают уже несколько месяцев, нет смысла. Из-за этого «Алтайскую долину» так и не могут запустить — резиденты отказываются строиться до благополучного завершения «озерной эпопеи». На данный момент бюджеты разных уровней вложили в проект около 2 млрд рублей.
 
На этом фоне запуск силами частных инвесторов «непротекающего» озера в 50 километрах от «Алтайской долины» выглядит по меньшей мере дерзко. Поэтому, наверное, Андрей Жуков отказывается называть и стоимость его сооружения. «Чтобы никого не обижать», — улыбается предприниматель. От правительства региона Жуков не просил льгот и компенсаций. О себе решили сообщить только тогда, когда было что показать. «А то повелось: еще ничего не сделали, а уже кричат “дайте денег!”», — говорит предприниматель.
 
«О проекте никто ничего не знал — мы потихоньку строились. Почему не сообщали? Ну, мы парни скромные. Ездим на сереньких джипах, делаем серенькие дела, — шутит Жуков. — А министров пригласили затем, что пришла пора познакомиться. Мы же работаем в их регионе, они этим регионом руководят. Мы просто обязаны познакомиться и подружиться. Радуются ли власти этому? Пока не видно, но мы надеемся на сотрудничество».
 
Возможно, именно потому, что правительство региона инициаторы проекта поставили уже перед фактом свершившегося открытия, министру экономики региона Александру Алчубаеву ничего не оставалось, как пообещать в интервью местному телевидению, что республика может взять на себя расходы на создание инфраструктуры и «даже оплатить какие-то предыдущие расходы». По его словам, инвестиционное соглашение между правительством и владельцем озера будет заключено в течение месяца, потому что «проект полностью соответствует стратегии социально-экономического развития Республики Алтай». Мы были на озере в начале сентября — ни о каких соглашениях его владелец не знал.
 
Все для детей
 
Сейчас в зоне работают семь резидентов — все это существенные по вложениям инвестпроекты. Кроме того, здесь ждут небольшие обслуживающие компании. «Например, медом торговать — это ведь тоже надо, — рассуждает Жуков. — Потому что построить ресторан могут только крупные компании, а торговля — это для начинающих. Их надо поддерживать, давать стартовую площадку». Уже в следующем сезоне только одно озеро даст 150–200 рабочих мест местным жителям, а вся площадка сможет трудоустроить до 500 человек.
 
Жуков намерен построить также стадионы и хоккейные коробки. Кстати, открытие озера было отмечено чемпионатом по водному поло. В дальнейшем сюда хотят привлекать борцов, легкоатлетов, проводить сборы спортсменов — базы для их приема будут построены уже к следующей весне. И конечно, заниматься организацией чемпионатов по плаванию. «Плавание — это же один из видов спорта, где задействованы все группы мышц. Плавание годится для всех», — расписывает Жуков спортивные перспективы площадки. Это краткое изложение долгого монолога предпринимателя о том, почему важно заниматься спортом и что в его зоне будут делать все для детей и их отдыха.
 
Я приметил одну особенность: точного срока, когда будет запущен тот или иной объект, Жуков указать не может. Похоже, он действительно точно не знает, во сколько ему обойдется весь этот проект, а может, просто скрывает. Как бы там ни было, объяснения этого парадокса мне добиться от Жукова не удалось. Остается только предположить, что сложности подсчетов возникают, как можно заключить из его слов, из-за постепенности процесса инвестирования. Не исключено также, что сложности создают идеи, которые беспрестанно рождаются в головах «группы энергичных людей».
 
Жуков уверен в одном — в переполненном туристическими базами Чемальском районе есть куда впихнуть его мегапроект. «Здесь перенасытить рынок невозможно. В районе все старое и ветхое, нового создается единицы. А уровень потребления растет», — рассуждает предприниматель.
 
Еще он уверяет, что сам не до конца понимает, почему резиденты без всяких налоговых льгот и «особого» внимания государственных органов выбирают среди прочих именно его туристическую зону. Решили порассуждать, и тогда в ход пошли слова «комфорт», «внимание» и, наконец, нашлось понятие «взаимоотношения». «Если будут нормальные взаимоотношения, то и условия для работы будут благоприятны», — заключает Жуков.
 
Вебер не был на Алтае
 
Когда предприниматель начинает рассказывать, как он заботится о детях, мне вспоминаются персонажи Ильфа и Петрова, которые, сдавая деньги «отцу русской демократии», были уверены, что уж за «помощь детям» осудить никак нельзя. В общем, почему бы и Жукову не хотеть пролезть в игольное ушко: выходец из не самой прозрачной лесной отрасли, с неназванным коллективом «энергичных людей» вдруг создает в чистом поле туристическую зону и утверждает, что все это не ради денег, а ради развития спорта.
 
С другой стороны, нет ощущения, что он сильно лукавит. Во-первых, такими проектами в России частники действительно не могут заниматься исключительно ради денег. Туризм в отдаленных регионах страны пока еще не слишком доходная отрасль. Ради денег Жукову проще взять еще одну делянку в лесах Алтайского края, а лучше — в Иркутской области, и спокойно вывозить кругляк в Китай. Создать и поддерживать в привлекательном виде даже небольшую базу отдыха — куда более тяжкий труд. К тому же его проект, насколько можно понять, будет окупаться не по простой схеме «купил — продал» или более сложной «произвел — продал», а через хитросплетения взаимных влияний всех резидентов зоны. К тому же Жуков из того поколения предпринимателей, которые давно пережили свой этап «первичного накопления капитала». Если внимательно изучить интервью этой когорты бизнесменов в прессе, то у каждого встречаются схожие нотки. Их совокупный смысл — самореализация. Лезут же альпинисты в горы. Эти — такие же.
 
Чем дальше от Европы в глубь России, тем меньше стыкуются успешные проекты с пониманием о «правильном» предпринимательстве. Жуковский «кооператив “Озеро”» — пример такой дикой нестыковки. На Западе понятно: люди настроены на зарабатывание денег, исповедуют «протестанскую этику» вместе с «духом капитализма». У них получается. На Алтае все не так. «По-житейски здесь более мудрые люди, чем мы. Они видят людей насквозь, понимают, что им нужно, без лишних слов. Но основам ведения бизнеса их приходится учить буквально с нуля», — объясняет эксперт фонда «Содействие» Елена Ялбачева. «У людей есть проблема — предложить свои услуги на рынке. Ты к ним приезжай среди ночи — они тебя бесплатно чаем напоят и спать уложат. А к чаю, как водится, половина барана на стол. А брать за это деньги им стыдно, неудобно. Многие даже говорят: не надо нас учить, а то будет как в Америке. Капитализм — это стыдно вроде как», — рассуждает доцент Горно-Алтайского госуниверситета Раиса Адарина.
 
Андрей Жуков в этой системе координат — что-то вроде «третьего пути». Он и спортсменов готов приютить бесплатно среди ночи, но и денег за свои услуги на рынке брать не стыдится. Однако и говорить о них считает неправильным. В общем, на Алтае Макс Вебер, основоположник понимающей социологии, думается, многое пересмотрел бы в своей концепции, но здесь он не бывал.
 
Источник: expert.ru
Также в рубрике
Фестиваль тайги Taigafest пройдет во Владивостоке с 28 сентября по 13 октября
 0
Московские власти разрабатывают новые правила для особо охраняемых природных территорий
 0