USD: 59.2811
EUR: 69.6434

Директор Гидрометцентра России Роман Вильфанд: Это еще не зима

Директор Гидрометцентра России Роман Вильфанд: Это еще не зима

Ледяные дожди в Москве, 30-градусные морозы на Урале, многодневные снегопады в Южной Сибири – осень в этом году выдалась необычная.

Шестое время года

– Роман Менделевич, что за время года на дворе? Это точно не осень, но, кажется, еще не зима.

– Вы правы. На дворе предзимье.

– Это время года?

– Для метеоролога – да. Если для обычных людей их четыре, то мы различаем шесть времен года. Есть зима, весна, лето, которое делится на первую и вторую половины, осень и предзимье. Это временно€е деление базируется на особенностях циркуляции атмосферы в Северном полушарии и связано с динамикой температурного режима океанов. Предзимье начинается в середине октября и заканчивается 15–20 декабря. Если говорить образно, происходит противостояние осени и зимы. Этот период метеорологи еще называют депрессивным.

– Обычные люди тоже.

– Но по другой причине. В это время наблюдается максимальное количество циклонических образований, которые перемещаются с запада, из регионов Атлантики, на европейскую территорию России. Область низкого давления – циклон – называется депрессией. Циклоны приносят с собой хмурую, пасмурную погоду, к тому же световой день уже короткий, и получается, что настроение у людей тоже депрессивное. Вот в таком периоде мы сейчас и живем. На атмосферное тепло лучше пока не рассчитывать – только на душевное.

– Бабьего лета не было, осени, по сути, тоже – в октябре выпал снег. Почему природа в этом году так обделила европейскую часть страны?

– Простые граждане всё воспринимают эмоционально, а метеорологи – люди сухие, мы пользуемся архивными данными. Так вот, во второй половине XX века бабье лето наблюдалось всего в двух случаях из пяти. Не каждый год и не обязательно природа дарит нам такое удовольствие. Теплые сентябри и октябри в нынешнем столетии действительно часты: из 16 осеней 12 были очень теплыми. Но в прошлом веке все было совсем не так. Так что не стоит чувствовать себя обманутыми: такая осень, как нынешняя, – это совершенно нормально.

– А что на днях падало с неба? Не снег, не дождь, не град.

– Переохлажденные осадки. Балканский циклон – он так называется, потому что генетически там сформировался – перемещался на северо-восток и достиг центра Европейской России. Очень быстро поступал теплый воздух, и сложилась необычная ситуация: температура на высоте примерно 1200–1500 метров оказалась выше, чем в нижележащих слоях. Снежинки сначала таяли в слое теплого воздуха, потом снова чуть примерзали и достигали земли в виде небольших льдинок, внутри которых – вода. Это тот же самый процесс, что и ледяной дождь в конце декабря 2010 года, только более мягкий. Явление, к слову, довольно опасное, потому что приводит к гололедно-изморозевым отложениям на проводах, например, и гололедице – на улицах очень скользко. Но метеорологи пришли на работу с сияющими глазами.

– Почему?

– Потому что мы эту погоду спрогнозировали. Такова сущность метеоролога. Дождь хлещет, ветер сильный, все ходят закутанными до бровей, а он счастлив – для него погода великолепная, потому что она предсказана.

«Любая ошибка – повод для разбирательства»

– А если не получилось? Государственные службы, например, предъявляют претензии по поводу ошибочных прогнозов?

– Это всегда повод для разбирательства. Сейчас статистика такая: количество преду-прежденных опасных явлений – около 92 процентов. У нас в Гидрометцентре есть специальная процедура разбора неоправдавшегося прогноза – вообще любого, не только катастрофического. В процессе мы либо решаем, как исключить ошибку в будущем, либо приходим к выводу, что на современном уровне знаний предсказать случившееся было невозможно. Если же происходят серьезные события, экономические потери, гибель людей – это уже другой уровень разбирательств, в том числе с участием правоохранительных органов. В такой ситуации устанавливается, было ли метеопредупреждение и когда, вся документация изымается и анализируется.

– Но почему вообще бывают проколы с погодой на ближайшие дни?

– Потому что атмосфера по своей природе хаотична. В ней есть так называемые неустойчивости. Они могут быть хорошо описаны, можно прогнозировать, как они будут развиваться, – этим мы и занимаемся. Однако существует такое понятие, как «эффект бабочки». Его в 60-х годах описал американский математик и метеоролог Эдвард Лоренц. Он привел пример: в неустойчивой системе на цветке сидит бабочка. Она взмахивает крылышками, и это порождает бо€льшую неустойчивость, от которой возникает еще одна и так далее. Легкий взмах крылышек одной бабочки может нарушить все наши расчеты. Поэтому никогда, ни за что, ни при каких условиях прогноз погоды даже на ближайшие часы не может быть абсолютно точным.

– Есть в России места, где таких «бабочек» больше? Где синоптику работать труднее всего?

– Везде сложно. Нет ни одного региона, где синоптик мог бы дать прогноз на пять дней и пойти спать уверенным, что все так и будет. Сложнее всего прогнозировать погоду на границах океанов и морей и в районах со сложным рельефом – летом. К примеру, Северный Кавказ – это регион, где отмечается максимальное количество опасных явлений. Но и в Москве бывают ситуации, когда можно спрогнозировать какое-то явление лишь за несколько часов. Иногда это вообще возможно только за несколько минут. Знаете, например, с какой временной упрежденностью прогнозируется торнадо? В среднем за 19 минут. Если помните, в ночь на 14 июля в Москве была фантастической силы гроза. Я сам подобное видел только на Кавказе. Утром того дня мы прогнозировали возможность грозы и кратковременного дождя. И только за полтора часа до начала было выпущено штормпредупреждение. Это не предупреждение о шторме, а срочная информация, которая мгновенно передается представителям властных структур, в МЧС, в крупные хозяйства и пр., которые в свою очередь должны информировать население. Так вот, после той необычайной грозы меня спрашивали: как же так, ведь еще утром ничего особенного не ожидалось? К сожалению, человек не всемогущ – и синоптик тоже.

– А благодарности за сбывшийся прогноз у вас бывают?

– Очень редко. Метеорологи – народ скромный, хорошая работа у нас оценивается выражением «со стороны потребителей претензий не было».

«Будет холоднее, чем прошлой зимой»

– Что чрезвычайного стоит ожидать в ближайшее время?

– По нашим прогнозам, Урал и Западную Сибирь ждет сильное похолодание. Температура в Омской, Томской, Новосибирской, Кемеровской областях, Алтайском крае сначала понизится на 7–8 градусов, а затем будет на 10–12 градусов ниже климатической нормы. То есть там ожидаются морозы до -25–35 градусов. И похолодание будет продолжительным. Оно ожидается и в центральных областях страны, а кроме того – метель, снежные наносы на дорогах, сильная гололедица. Природа будет опережать график, и мы окажемся в той погоде, которая более характерна для второй половины декабря. Но это, конечно, не Армагеддон и не апокалипсис, как многие написали, – я вообще не люблю, когда с легкостью используют такие выражения.

– Какой вообще должна быть нормальная зима, к примеру, в Центральной России? Давайте напомним тем, кто из-за «сиротских» зим забыл или не знал.

– Давайте попробуем. Устойчивый переход среднесуточной температуры через 0 градусов происходит 8–9 ноября. Затем 28–29 ноября формируется снежный покров – снег, что называется, ложится окончательно. Средняя температура декабря такова: -3,9 в начале месяца и -8,1 в канун Нового года. Январь начинается с -8,2 градуса и заканчивается -10,1. В феврале становится теплее – от -10 до -5,1. И наконец, устойчивый переход среднесуточной температуры через 0 градусов происходит 27–28 марта. Вот так выглядит зима в норме. Так что не надо с нетерпением ждать 1 марта, а затем разочарованно вопрошать, где же весна, – это зимний месяц. Конечно, все приведенные показатели – как средняя температура по больнице, ведь изменчивость погоды велика. В 2015 году, например, снег лег только 28 декабря, а в нынешнем – на два месяца раньше, 29 октября.

– А закон компенсации тут работает? Может, и весна придет пораньше?

– Нет, к сожалению.

– Про наступающую зиму что-то уже известно?

– Практическая предсказуемость погоды сейчас – 5–6 дней. На такие прогнозы уже можно полагаться, можно строить планы, хотя все равно бывают ошибки. А прогноз на зиму – уже долгосрочный, вероятность осуществления которого от 63 до 70 процентов. И хотя я всегда об этом предупреждаю, это обычно пропускают мимо ушей. В США, например, вообще могут отказаться от долгосрочного прогноза для каких-то штатов. А мы обязаны выпускать прогнозы на сезон, потому что это важно для энергетиков, для сельского хозяйства – им достаточно хотя бы ориентировочно представлять, что ожидается. Так вот, появилась информация, что эта зима будет самой холодной за 120 лет. Не знаю, откуда она и какие синоптики это могли сообщить. Если говорить обо всей территории России, то зима ожидается близкой к средним климатическим значениям. Но она будет заметно холоднее, чем прошлогодняя, которая, если помните, была теплой. Это все, что пока можно сказать о наступающей зиме.
Источник: sobesednik.ru

Также в рубрике

Ученые: засуха в азиатском регионе угрожает озеру

 0

В Алуште решили поехать в сафари-парк, уж очень хотелось очутиться среди настоящих живых хищников!

 0