USD: 64.3008
EUR: 69.4191

«Прилетела на отдых и влюбилась»

Переехавшие в Египет россиянки — о любви, чужой культуре и смешанных браках
«Прилетела на отдых и влюбилась»

Российские женщины, которые перебираются в Египет и выходят там замуж, открывают балетные, музыкальные и танцевальные школы, становятся спортивными тренерами, делающими из египетских детей победителей. Но далеко не каждая чувствует себя на чужбине счастливой и защищенной. «Лента.ру» публикует проект фотографа Евы Хут с историями русских жен египтян.

«Почти все мои героини начинают рассказ о переезде в Египет примерно так: "прилетела на отдых и влюбилась", — рассказывает Ева Хут. — У кого-то растут дети, идет бизнес, строятся дома... Но не у всех. Много в Египте и трагичных историй, которые остались за кадром. Бывает, женщинам приходится скрываться от когда-то любимого мужчины. Из страны, казавшейся сказочным раем, бегут, оставляя абсолютно все, прихватив только детей. Многим некуда возвращаться: квартиры и бизнес в России проданы, деньги вложены в мужа и его страну. Годы, прожитые в Египте, оставляют след в сознании женщин. Одни принимают ислам по собственной воле, надевают хиджаб и отгораживаются от прежней жизни. Другие меняют веру, потому что боятся за детей. Если стать мусульманкой, есть шанс, что после развода или смерти мужа дети останутся с матерью».

Алиса (Санкт-Петербург, графический дизайнер, парфюмер, фотограф)

Десять лет назад Алиса окончила институт и по совету подруги полетела в солнечный Египет работать аниматором. Махмуд был шефом команды и с первого дня не сводил с нее глаз. После двухлетней осады Алиса сдалась.

Родители Махмуда приняли русскую невестку хорошо, а вот мама Алисы настороженно отнеслась к их браку — боялась конфликтов из-за разницы культур. Время показало, что супруги не только отлично понимают друг друга, но и научились смешивать традиции. Алиса полюбила египетские сладости, а Махмуд обожает блинчики со сгущенкой. «Муж встречает со мной Светлую Пасху, а я с ним — Рамадан, — говорит Алиса. — Он дарит мне подарки на мусульманские праздники, а я ему — на Рождество и Новый год».

После декретного отпуска Алиса вышла на работу в отель на должность менеджера по связям с гостями. В работе ей помогает знание английского и арабского. Кроме них Алиса учит французский и немецкий. Сын Адам, похожий на маленького Пушкина, одинаково хорошо говорит и на русском, и на арабском.

Недавно семья купила собственную квартиру и с удовольствием занялась обустройством нового жилья. «Конечно, я иногда вспоминаю Россию, друзей, родственников, — говорит Алиса. — Такое ощущение, что это было в другой жизни. Особо туда не тянет, а с мамой мы видимся в Египте. Она тоже рада прилететь погреться и с "Пушкиным" понянчиться. Ему скоро три года, пора бы показать ему мамину родину, поэтому путешествие в Россию все-таки намечается».

«Плюс смешанных браков в том, что у тебя есть два дома и два языка, — считает она. — А дети в таких семьях, как правило, говорят на трех языках или даже на пяти. Но есть и обратная сторона. Иногда сложно понять друг друга, даже говоря на одном языке, а уж на разных... Но мы выработали свой подход к улаживанию конфликтов».

Виктория (Москва, детский психолог)

Прилетела на отдых в отель, приняла приглашение на чашечку кофе от нового знакомого Аймана. Они разговорились... Так все и началось. За эти годы старший сын от первого брака окончил русскую школу при посольстве в Каире и вернулся в Москву, сейчас живет и работает в российской столице. Родилась дочка, потом сын. Их общие дети — мусульмане. Вика тоже приняла ислам.

«Я нашла свое счастье в Египте! — утверждает она. — Вышла замуж за прекрасного человека. Он внимательный и заботливый. Лучшего отца для детей сложно придумать». Айман окончил Каирский университет по специальности социальный психолог. Несмотря на то что мама Аймана достаточно консервативна и выбор сына так и не приняла, муж Вики открыт для всего нового.

«Выбрав Египет как страну проживания я понимала, что придется учиться жить по-другому, — говорит Виктория. — Это страна со своими устоями, поменять их практически невозможно, да и нужно ли? Мы гости в этом древнем мире и таковыми останемся».

Айман — главный кормилец семьи, а Виктория устроилась фитнес-инструктором в академию, где занимается балетом ее дочь Ая. «В семье много спорта, медалей и слез», — шутит Вика. Дети говорят на русском, арабском, английском языках. Кроме двух школ (русской и британской), дочка и младший сын ходят на плавание, спортивную гимнастику, йогу, акробатику, шахматы, занимаются конным спортом. Сын Омар любит строить из кубиков, лепить из пластилина, собирать пазлы, увлечен математикой. Дочка Ая живет балетом, который, скорее всего, станет ее профессией.

Еще Виктория сама делает молочные продукты. «Молочная кухня — это скорее хобби, которое приносит небольшой доход», — объясняет она. Творог, сметану, сливки, глазированные сырки и шоколад, по которым скучают местные русскоговорящие жители, она научилась делать так хорошо, что для многих стала незаменимой.

«Главная проблема смешанных браков — это разные традиции и культуры родителей, — считает Виктория. — Например, мы с мужем по-разному смотрели на то, как занимать свободное время детей». Она считает, что детей лучше воспитывать в Египте. «Преимущества очевидны, — объясняет она. — Море, фрукты, изучение языков, институт семьи, уважение к родителям и старшему поколению».

«Конечно, я скучаю по родине и стараюсь навестить родную землю при первой возможности, — говорит Виктория. — Наш источник энергии там, в огромной России. Ее леса и просторы, наши друзья и семья дают нам подпитку на год. Здесь недостает культурной жизни, театров, фестивалей. Я очень люблю зиму, зимние виды отдыха, в Египте этого очень не хватает».

Светлана (Санкт-Петербург, фельдшер)

Любовь Светланы началась с любви к Египту. Она прилетала в Хургаду на отдых, потом купила там квартиру и осталась жить. Нашла работу, друзья познакомили ее с Ахмедом. «Мы не сразу стали встречаться, — рассказывает она. — Можно сказать, история нашей семьи началась с дружбы». Сейчас пара воспитывает трехлетнюю дочь. Девочка ходит в детский сад, где изучает четыре языка. Уже говорит на трех: русском, арабском, английском.

Ахмед и Света уважают традиции друг друга. Он не просил ее менять веру, а она, понимая особенности менталитета мужа и других египтян, добавила в свой гардероб больше скромных вещей. Семья Ахмеда приняла русскую невестку тепло. «Они всегда на моей стороне, в любых конфликтах, — смеется она. — Иногда даже не совсем понятно, чьи это родственники — его или мои».

Ахмед — адвокат и много работает, но всегда находит время на вечернюю прогулку по городу с семьей. Света работает дома мастером маникюра. Увлекается вышиванием, любит готовить. На столе в основном русские блюда, но и местную кухню она освоила. «Я счастлива в Египте, чувствую себя комфортно, — говорит она. — У нас тут стабильная и спокойная жизнь. Россия манит своей чистотой и организованностью, но темп жизни, постоянная суета меня отталкивают».

По ее мнению, основной минус смешанных браков — в разнице менталитетов. «Не каждый может уступать или сглаживать углы, — объясняет она. — Плюсы — это, несомненно, красивые дети». Чтобы меньше скучать по родным, решили переселить в Египет маму Светланы. Теперь она живет в соседней квартире, и дочь может навестить ее в любое время.

Анастасия Э. (Москва, юрист)

Анастасия познакомилась с мужем на деловой встрече, когда приехала в Хургаду открывать собственный бизнес. Мухамед — многогранный человек: корреспондент, режиссер, экономист. Сначала у Насти и Мухамеда появилось общее дело, а потом — общий дом и двое детей. У мужа своя строительная фирма и должность генерального менеджера в туристической компании. Они много путешествуют всей семьей.

Сын занимается конным спортом, футболом, увлекается шахматами. Учится в двух школах — русской и британской. Ходит с папой в мечеть на пятничные молитвы. Дети говорят на арабском, английском и русском языках.

«За 15 лет брака и проживания в Египте я, конечно, потеряла все свои деловые связи в России. Когда-то работала на очень хорошей должности, и, безусловно, было жаль оставлять все, чего добилась. Но у меня прекрасная семья, любимый муж и дети, свой бизнес. Невозможно получить сразу все. Всегда приходится чем-то жертвовать», — рассуждает Анастасия.

Настя теперь не только бизнесвумен, но и заботливая мама и жена, хозяйка. К Новому году всегда наряжает елку — христианский атрибут, который под запретом во многих мусульманских домах. Но Мухамед никогда не мешал жене следовать ее собственным традициям.

Для Насти главный плюс жизни в туристической части Египта — это не море, солнце, фрукты и дайвинг, а возможность жить в многонациональной среде. «Такая жизнь обогащает, дает возможность расширить горизонты, увидеть больше, чем в монокультурном окружении, — объясняет она. — Это полезно для детей. Они растут, общаясь с людьми разных национальностей, из разных социальных слоев. Мои дети не станут расистами и снобами, чему я очень рада».

Анастасия тоскует по снегу и дождям, по отсутствию смены времен года, из-за редких встреч с семьей и близкими друзьями. Но ей удалось решить и этот вопрос. Ее мужу нравится посещать Россию, поэтому излюбленным местом для семейных путешествий стала Москва. «Мы очень надеемся, что снова откроют рейс Хургада — Москва, — говорит Настя. — Для меня очень важно иметь прямую связь со своей родиной, несмотря на то, что моя жизнь уже давно обустроена в другой стране».

Анастасия К. (Москва, химик-биотехнолог)

Настя прилетела в Хургаду семь лет назад. Увлекалась дайвингом и отправилась на сафари, где и познакомилась с Ахмедом. Он адвокат, управляет судном для сафари, ходит из Египта в Судан на дайвинг.

Сначала их объединила любовь к морю и погружениям, потом — любовь друг к другу. Несмотря на спокойный ритм жизни в Египте, у Насти всегда есть дела. Она давно мечтала о собственной лошади, и только в Египте эта мечта осуществилась. Настя выкраивает время на своего любимца между семейными делами, благо Хургада — не Москва, здесь все рядом. Ахмед активно участвует в воспитании сына Насти от первого брака.

Египетская свекровь живет в другом городе и с Настей видится редко. Несмотря на это между ними сложились теплые отношения. Сын Анастасии Владимир многоязычен: в русской школе учит русский, в немецкой — немецкий, в общении с окружающими практикует английский и разговорный арабский. Мальчик изучает ислам, чтобы покорить классический арабский и лучше понять египетский менталитет.

Сын остается православным, как и Настя, поэтому в Рамадан пост соблюдает только Ахмед. Он человек с открытыми взглядами на мир и широким кругозором, не пытается навязать жене и ее сыну свою веру. Вопрос религии никогда не был причиной семейных ссор. «Споры бывают, конечно, но мелкие, на бытовом уровне, — улыбаясь, признается Настя. — На своем примере не вижу никаких достоинств и недостатков, мой смешанный брак ничем не отличается от несмешанного. В каждом браке есть обязанности».

Настя тоскует по дому, но возвращаться не планирует. «Скучаю по своей семье, по друзьям, — говорит она. — Конечно, не хватает красоты родной Москвы. Но меня расстраивает то, что происходит в наши дни в столице, отношение к ее жителям».

Подготовил Олег Парамонов

Источник

Также в рубрике