USD: 63.5788
EUR: 70.3881

«Мне бы в фуфаечку и куда-нибудь в окопы!»

Актриса Юлия Пересильд - о любимых ролях, сплетнях и мистических знаках

Текст: Андрей Колобаев
«Мне бы в фуфаечку и куда-нибудь в окопы!»

Актрисе можно было бы приписать немало «грехов». И двух ее «засекреченных» для прессы детей, и недавний скандальный (якобы) увод из семьи звездного актера Евгения Цыганова. Ноона – разная: талантливая, умная, красивая и, вдобавок, собравшая почти все премии нашего кинематографа и сцены. Подробности - в интервью, которое актриса дала журналу "Отдых в России".

Несмотря на ангельскую внешность, Юлия предпочитает играть героинь отнюдь не гламурных.

Несмотря на ангельскую внешность, Юлия предпочитает играть героинь отнюдь не гламурных.

– Недавно во время съемок в приключенческой комедии «О чем молчат девушки» я научилась бегать по жаре на 15-сантиметровых каблуках в свадебном платье. (Смеется.) Поскольку на некоторые сцены погони пришлось по 20 дублей, достаточно приличный километраж получился в итоге. Но это еще цветочки! На съемках «Битвы за Севастополь» приходилось бегать по болоту по десять километров в день в кирзовых сапогах, с вещмешком, саперной лопаткой, которая постоянно била по попе, и настоящей винтовкой Мосина в руках.

– Может, теперь в нашу олимпийскую сборную и – на Олимпиаду в Рио?

– Если без шуток, то для каждой роли чему-то надо учиться. Сейчас впервые пою на большой сцене в музыкальной комедии «Женихи» – для этого всерьез занималась вокалом. А, например, для роли в сериале Первого канала «Лето волков» я училась лепить из глины всякие поделки. Мы готовились к съемкам одной только этой сцены неделю, и из них четыре дня я провела в керамической мастерской. Оказывается, ох, как непросто сделать из куска глины хотя бы кривую чашку! Но свистульки я все-таки научилась делать. Парочку экземпляров даже сохранила на память.

Актеры Павел Акимкин в роли Гробовщика и Юлия Пересильд в роли Вдовы в сцене из спектакля «Женихи» в постановке Никиты Гриншпуна в Государственном театре Наций.

Актеры Павел Акимкин в роли Гробовщика и Юлия Пересильд в роли Вдовы в сцене из спектакля «Женихи» в постановке Никиты Гриншпуна в Государственном театре Наций.

В драме «Киллер Джо» Пересильд перевоплотилась в красотку Долли.

В драме «Киллер Джо» Пересильд перевоплотилась в красотку Долли.

– Фильм Алексея Учителя «Край» как раз открыл вас широкому зрителю. Вы ведь первоначально хотели стать филологом. Почему вдруг передумали?

– Все в нашей жизни в какой-то мере случайно. Я действительно училась на филфаке на учителя русского языка и литературы в Псковском университете русской филологии. И к тому времени, к своему стыду, живьем не была ни на одном спектакле. А потом… поступила в РАТИ на курс Олега Кудряшова. И все перевернулось! Теперь-то я четко знаю, что сцена, актерство – это мое. Думаю, я не могла стать никем другим – только актрисой.

– Многие считают эту профессию сложной, неблагодарной… Для вас в чем ее главные плюсы?

– Плюсов – больше. Во-первых, радость, настоящее счастье, когда играешь и видишь, что зрители в восторге. Или когда ты долго мучился над ролью – и вдруг она у тебя так здорово получилась. Обожаю состояние творческого вдохновения. Минусы, конечно, тоже есть. Главное, что лично меня убивает, – всевозможные сплетни. А другие издержки профессии – соперничество, ревность, зависть – меня не касаются. Я ведь не служу в репертуарном театре в классическом его понимании.

Во время репетиций трагедии «Электра» Юлия на полгода отказалась от всех заманчивых предложений.

Во время репетиций трагедии «Электра» Юлия на полгода отказалась от всех заманчивых предложений.

Спектакль Театра Наций «Рассказы Шукшина» в Зимнем театре Сочи.

Спектакль Театра Наций «Рассказы Шукшина» в Зимнем театре Сочи.

Главное, что ее убивает, – это сплетни.

Главное, что ее убивает, – это сплетни.

– Вас часто приводят в пример как трудоголика. До восьмого месяца беременности играли спектакли, не замечая сломанного пальца… Ради роли стригли и красили свои шикарные льняные волосы…

– Я действительно на сцене выкладываюсь по полной. Если чувствую, что рядом со мной непрофессионально работают, то сильно ругаюсь, могу и накричать. Ненавижу халтуру! Если вхожу в раж во время игры, то не чувствую ни боли, ни страха, ни усталости. Но при этом я не экстремал: не люблю опасные виды спорта или прыжки с парашютом. Другое дело – адреналин на площадке! Это ведь не просто физические испытания, но еще и творчество. Обожаю сниматься в военных картинах. Вот где эмоции доведены до крайности!

– Можете привести пример?

– На съемках «Битвы за Севастополь» меня три раза закапывали под землю! Полностью! Я находилась под 20-сантиметровым слоем песка и полчаса дышала только через трубочку. Если честно, после команды режиссера «Стоп. Снято!» у меня руки-ноги тряслись. Зато похудела!

– В сериале «Есенин» вы сыграли сестру поэта Катерину. Вам наверняка говорили, что вы на нее невероятно похожи.

– Есть такая фотография: стоит гроб Есенина и возле – его родные. Я когда первый раз увидела этот снимок, мне стало страшно. Я действительно оказалась ужасно похожа на Екатерину! С есенинской темой у меня вообще связана мистическая история. Совсем другая компания собиралась снимать фильм о поэте. Пригласили меня на пробы на роль Кати, хотели уже утвердить. Но вдруг у меня возникло какое-то внутреннее сомнение, и я отказалась. Буквально через месяц после этого раздается звонок с предложением той же самой роли – Кати. Я, не сообразив, кто звонит, даже рассмеялась: «Да вы же уже начали снимать!» – «Мы? Мы еще только актеров ищем!» – удивились на другом конце провода. Так я попала в сериал «Есенин», где Сергея Александровича играл Сергей Безруков.

Актеры Чулпан Хаматова (на первом плане) и Юлия Свежакова, Юлия Пересильд, Евгений Миронов, Александр Новин и Павел Акимкин (слева направо) на предпремьерном прогоне спектакля «Рассказы Шукшина» режиссера Алвиса Херманиса в Театре Наций.

Актеры Чулпан Хаматова (на первом плане) и Юлия Свежакова, Юлия Пересильд, Евгений Миронов, Александр Новин и Павел Акимкин (слева направо) на предпремьерном прогоне спектакля «Рассказы Шукшина» режиссера Алвиса Херманиса в Театре Наций.

Спектакль «Фигаро. События одного дня» был представлен в Ростове-на-Дону.

Спектакль «Фигаро. События одного дня» был представлен в Ростове-на-Дону.

– Вы слывете актрисой крайне разборчивой. От каких ролей вы точно отказываетесь?

– От тех, в которых нечего играть. Меньше всего мне хочется оказаться в роли «девушки главного героя». От какого количества таких предложений я отказалась, вы даже не представляете! Иногда зовут, и я начинаю колебаться: может, согласиться, проект ведь большой, после него точно везде узнавать начнут. Но потом приходит прозрение: для чего? Чтобы меня красиво загримировали и я 25 серий играла бесхарактерную девицу?

– При этом вы с удовольствием играете то старушку, то Электру – лысую героиню античной трагедии, то хладнокровную маньячку-убийцу… При вашей-то ангельской внешности!

– А мне как раз хочется быть разной! В грязном ватнике, с испачканным какой-нибудь ваксой лицом, но с интересным нутром, характером, изюминкой. Хочется попробовать запретное, иногда даже сыграть человека с червоточинкой. Я вообще всякие гламурные истории не особо люблю, всегда говорю: «Мне бы в фуфаечку и куда-нибудь в окопы!»

Михаил Пореченков и Юлия Пересильд в фильме «Марафон».

Михаил Пореченков и Юлия Пересильд в фильме «Марафон».

– Тогда что для вас, как для актрисы, первично?

– Прежде всего – сценарий и люди, с которыми предстоит сотрудничать. Стараюсь работать с профессионалами. Решаю для себя, «да» или «нет», еще на эмоциональном уровне. При этом никогда не разделяла свои работы на полнометражное кино и сериалы.

– В плане отдыха и путешествий у вас есть приоритеты?

– Уж что я точно не люблю, так это теплые страны – Юго-Восточную Азию, Индию, Китай. Предпочитаю Европу – особенно Германию, Норвегию, северо-запад. Купаться езжу в Грецию. Обожаю гулять по Питеру. А вот шопинг ненавижу!

– Часто приходится ездить по бескрайней России?

– Чаще всего с гастролями. Но я такие поездки обожаю! Например, со спектаклем Театра Наций «Рассказы Шукшина» мы объездили, можно сказать, полмира. Были на родине Василия Макаровича в алтайской деревне Сростки. Самое главное потрясение – там до сих пор живы некоторые герои его рассказов. Например, прототип Глеба Капустина, которого в нашей постановке играет Евгений Миронов. У меня в спектакле разные роли – и маленькой девочки, и старенькой бабки. Вот и бабушку «свою» я в Сростках видела. Такая крепенькая, у нее свой большой огород, на котором она до сих пор все сажает, сама урожай собирает. Смешно рассказывала, как в юности в клуб ходила на танцы. У нее не было туфель, а на танцы хотелось. И вот она ждала, пока станет темно на улице. Потом разводила глину, засовывала туда ноги, делала форму туфли, сушила ноги у печки и – бегом в клуб!

– Интересно, цивилизация наложила отпечаток на эти места?

– Изменилась ли жизнь там? Естественно. В Музее Шукшина появился интернет. Но при этом люди там все равно те же. Так и норовят бутербродиками угостить, столы накрыть, на спектакль мед принести артистам.

На съемках фильма «Битва за Севастополь» пришлось стать настоящим снайпером.

На съемках фильма «Битва за Севастополь» пришлось стать настоящим снайпером.

– Вы ведь сами из Пскова, можно сказать, из провинции. В провинции люди совсем другие, согласны?

– Знаете, Псков – это, конечно, провинция, но из-за того, что область находится очень близко к Эстонии, там все-таки чувствуется европейское влияние. Магазины современные, люди одеваются модно. Другой вопрос, что люди там все равно те же – гостеприимные, добрые, приветливые… Вообще слово «провинциальный» я не люблю. Звучит, как будто провинциальность – это плохо. Но это совсем не так! Я бы назвала это… душевностью. В маленьких городах время течет совсем по-другому. Люди могут с тобой час посидеть, просто поговорить… В Москве это невозможно представить. В Пскове я сейчас бываю не так часто. Но когда приезжаю дня на два, мне хочется всех увидеть. Бегу к одной девочке на 20 минут, к другой. А люди не понимают – как «на 20 минут»? Ведь столько не виделись, посиди еще! Мне очень нравятся люди в провинции.

– Что для вас важнее – кино или театр?

– Конечно, я больше театральная актриса и не снимаюсь чаще чем в одном-двух фильмах в год. При этом я в каком-то смысле жадная до ролей. Мне плохо, если не играю, не репетирую, не готовлюсь к новой роли. Я привыкла все время что-то делать.

– Что еще приносит вам адреналин помимо работы?

– Дети. К сожалению, для двух дочек не так много времени остается. А еще я попечитель благотворительного фонда «Галчонок» – он опекает детей с органическими поражениями центральной нервной системы. Это тяжелое, трудоемкое, но интересное занятие. И очень важное для меня.

Источник: rustur.ru

Также в рубрике

В Москве открылась выставка надувных скульптур «Альтернативной мисс мира»

 0

В России - тысячи музеев и памятников, посвященных еде

 0