USD: 62.5544
EUR: 69.8608

Фестивальное движение вымирает?

Нынешний сезон летних опен-эйров может оказаться самым неудачным

Текст: Евгения Тюлькина, Алексей Мажаев
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН

Фестивальное движение вымирает?

Сезон летних опен-эйров этого года, который еще даже не переступил своего экватора, уже омрачен печальными новостями: был отменен, а затем перенесен в Латвию фестиваль «Кубана», не состоится «Свой субботник», кое-как удалось согласовать фестиваль «Усадьба Jazz», а традиционной двухдневный ParkLive был сокращен до одного дня. Как только организаторы музыкальных мероприятий на свежем воздухе научились не ошибаться с количеством шашлыка и биотуалетов, перед ними встали новые трудности, перед которыми бессилен опыт и профессионализм: чиновничья осторожность. Фестивали отменяет не возмущенная общественность, а бюрократы, прислушивающиеся к разнообразным «сигналам» – в основном сверху или сбоку. Организаторы фестивалей – как правило, успешные продюсеры групп и компаний – признаются, что на таких музыкальных тусовках не зарабатывают, а тратят свою годовую выручку. «Новые Известия» постарались разобраться, тенденция ли это или просто неудачный кризисный год.

Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН

 
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН

Фестиваль «Кубана» за минувшую неделю дважды умудрился попасть в топы новостей «Яндекса»: сначала из-за его отмены властями калининградского поселка Янтарный, куда фестиваль переехал из Веселовки Краснодарского края, который славится жадностью предпринимателей, затем – из-за эмиграции фестиваля в Ригу, на остров Луцавсала. Проблемы у главного рок-фестиваля страны начались еще несколько лет назад, и последней коммерчески успешной «Кубаной», по словам ее создателя Ильи Островского, стал фестиваль 2012 года. Тогда на «Кубане» выступили Korn, The Offspring, The Subways, Enter Shikari и Gogol Bordello. В тот год «Кубана» из обычного фестиваля на морском побережье стала крупнейшим международным фестивалем страны, номинированным на престижные европейские премии. Кроме того, фестиваль любил экс-губернатор Краснодарского края Александр Ткачев. Когда-то именно он лично обратился к продюсеру Островскому с просьбой придумать фестиваль, который привлек бы молодежь в Тамань.

Казалось бы, картина идеальная: глухие деревеньки на побережье прославились на весь мир, стало понятно, что музыкальный туризм в России возможен, а музыканты были удивлены такой разношерстной публикой, которую сумел объединить один фестиваль. Но в 2013 году «Кубана» пережила первый серьезный удар: басист группы Bloodhoud Gang накануне выступления на «Кубане» засунул в штаны российский флаг перед украинской публикой, а в аэропорту Анапы группу уже поджидал отряд казаков. «Я буду бороться за «Кубану», – сказал тогда Илья Островский, и эти слова не были пустыми. Действительно, за рок-фестиваль теперь надо либо бороться своими силами, либо привлекать для борьбы Министерство обороны, как это делает фестиваль «Нашествие» – самый успешный в коммерческом плане опен-эйр.

По словам Юрия Донцова, продюсера «Нашествия», выступление пилотажных групп, которое было частью развлекательной программы, всегда обходилось фестивалю очень дорого. Отметим, что никаких нареканий авиашоу не вызывало, напротив, зрители дружно собирались на поляне, чтобы посмотреть на полет «Стрижей» или «Витязей», артисты приветствовали их со сцены. Теперь авиашоу, а также танковый парад и демонстрация другой военной техники проходят при поддержке Минобороны, и в этом не разглядеть идеологического сотрудничества уже сложно.

В прошлом году дело дошло до того, что прямо на фестивале можно было подписать контракт на службу в армию. Это, конечно, полностью противоречит духу Вудстока и вызывает возмущение музыкантов старой школы. Например, Андрей Макаревич попросил убрать название группы «Машина времени» с афиш и заявил, что не будет выступать «на фоне танков». Противятся этому и музыканты другого направления: Александр «ЧаЧа» Иванов из панк-группы «Наив» рассказал, что возмущен милитаризацией «Нашествия»: «У нас сейчас война с Украиной, которую мы отказываемся называть войной. В такой обстановке, когда люди реально умирают, милитаризировать музыкальный фестиваль, который изначально не был заточен под то, чтобы быть милитаристским мероприятием, это беспрецедентно».

Тем не менее основная часть постоянных гостей «Нашествия» считают разумным не обращать внимания на новый стиль фестиваля. «Я еду на «Нашествие» петь красивые песни о любви и не думаю, что у кого-то во время моего выступления возникнет желание пострелять из танка по прохожим», – рассказал «Новым Известиям» музыкант Найк Борзов. «Я не считаю, что выступать на «Нашествии» означает петь на броневике – для нас фестиваль в первую очередь всегда праздник музыки и мира», – говорит Хелависа из группы «Мельница».

Пожалуй, организаторы «Нашествия» просто нашли компромисс для своего успешного существования, который публика фестиваля может принять. «С аудиторией «Кубаны» это бы не прокатило», – уверен Илья Островский.

Говорят даже, что по некоторым документам «Нашествие» – это уже не рок-фестиваль, а военно-патриотическое шоу с элементами концерта. Как бы то ни было, в нынешних условиях отсутствие мощного государственного патронажа может лишить фестиваль гарантий проведения и делает его беззащитным перед условными «православными активистами» и произволом чиновников. Военная техника – как подушка безопасности от рисков отмены. А дальше соответственно каждый решает сам – ехать слушать музыку или лазить по танкам, записываться в добровольцы или тусить в фанзоне на концерте. И зрители, и музыканты вынуждены этот выбор сделать – впрочем, большинство, как обычно, не увидят в этом какого-то выбора и без всяких нравственных терзаний совместят музыку и танки.

Кстати, поскольку «Нашествие» – фестиваль исключительно исполнителей русского рока, из года в год не предлагающий посетителям ничего экзотического, то и найти ему замену не так-то сложно. «Доброфест» или «Воздух» – суть та же, масштаб чуть меньше и нет танков. Но нужно торопиться: общая атмосфера наводит на мысль, что хорошо жить таким фестивалям осталось недолго.

Впрочем, писатель и продюсер Александр Кушнир в беседе с корреспондентом «НИ» предположил, что паника вокруг гибели фестивального движения – искусственная. «Я предложил бы не сеять панику и подождать ровно месяц. За это время пройдет масса фестивалей – от Ahmad Tea Music Festival до «Пикника «Афиши», и я не думаю, что у этих фестивалей все трагично, – говорит собеседник «НИ». – В каждом случае – своя история, и искать закономерностей здесь не нужно. «Кубана» держалась на отношениях с губернатором Ткачевым, с «Усадьбой Джаз» проблемы начались после ухода Капкова (Сергей Капков – экс-руководитель департамента культуры Москвы. – «НИ»). Надо понять, совпадения это или цепочка случайностей. Я бы не уподоблялся всем тем, кто говорит, что все очень плохо. Плохо было всегда. При помощи Интернета и талантливых пиарщиков организаторы всегда делали хорошую мину при плохой игре. Точно так же можно обсуждать состав групп на «Пикнике» прошлого года – он был очень слабый, зато в этом году очень сильный. Это ведь не повод говорить, что с «Пикником «Афиши» все плохо, что организаторы выдохлись, и так далее – это просто такой период, и ни один эксперт не сможет ответить на вопрос: тенденция это или стечение обстоятельств».

Часть аудитории «Дикой Мяты», «Доброфеста» или того же «Нашествия» до сих пор скорбят по «Пустым Холмам» – фестивале фолка, регги и блюза, который проводился с 2003 года усилиями добровольцев. Из фестиваля для трехсот человек «Холмы» выросли в фестиваль для десятков тысяч, но после этого так и не нашли достойной концепции развития. Организаторы придумали несколько других некоммерческих фестивалей, которых из года в год преследуют несчастья: не успели подготовить поле, забыли согласовать площадку и т.д. И на этом фоне слова Кушнира подтверждаются: талантливый организатор способен провести фестиваль вопреки обстоятельствам.

Возникает вопрос, почему тогда отменен «Свой субботник» и сокращен ParkLive? Гостями этих фестивалей были Placebo и Kasabian, The Prodigy и изгнанный «православными активистами» Мэрилин Мэнсон. «Понятно, что спустя полгода мы можем говорить о последствиях финансового кризиса, – размышляет г-н Кушнир. – Раньше артистов приглашали, когда доллар стоил 30 рублей, а сейчас – 55, почти в два раза больше. Конечно, это имеет значение. И, тем не менее, в августе в Москве пройдет новый фестиваль Red Park от организаторов ParkLive с сильным лайн-апом, в конце лета – начале осени пройдет фестиваль молодых групп «Индюшата»... Мы немного забыли о том, что лет десять назад фестивалей было гораздо меньше. Конечно, сейчас в России меньше фестивалей, чем, например, в Англии, где с мая по сентябрь их проходит больше сотни. Но в любом случае фестивальное движение у нас есть, а этот год надо просто пережить, и только тогда мы поймем, были ли проблемы фестивалей тенденцией. Мой совет: раньше времени не паниковать, но также и не радоваться».

«Я не заметил, что фестивалей стало меньше. Мне показалось, что, наоборот, их количество значительно увеличилось, расширились география проведения и жанровый охват», – высказал «НИ» свою точку зрения Найк Борзов.

Тем не менее паника в СМИ, разговоры о «духовных скрепах» и постоянное разжигание ненависти со стороны религиозных деятелей заставляют задуматься о том, нужно ли пытаться сейчас проводить опен-эйры. Как показала многолетняя практика, фестивальная публика легко обходится без комфорта, поездку на концерт считает приключением и не слишком требовательна к составу участников: не ради музыки туда едут, а ради свободы – например, от родительской опеки. Инциденты с отменой тех или иных выступлений публика организаторам легко прощает, потому что понимает, что это вовсе не их вина, а «такое время».

Стоит ли оставлять такую активную, думающую и уже вполне многочисленную аудиторию без возможности сбросить свой адреналин (и иногда тестостерон)? Самые дальновидные организаторы считают, что не стоит, и даже в нынешних тяжелых условиях пытаются найти пути сохранения своих фестивалей.

Понятно, что любой фестиваль будет жить, пока есть энтузиаст-организатор. После прошлогодних проблем Илья Островский уже отменял фестиваль навсегда, но через полгода передумал, потому что у него есть лояльная аудитория, готовая ездить хоть в Краснодарский, хоть в Красноярский край. При этом гарантий, что на новом месте «Кубану» не отменят «по звонку», нет никаких – кроме надежды на честное слово властей Риги.

МНЕНИЯ


Александр КРАСОВИЦКИЙ, группы Animal Jazz и Zero People:
– Фестивали рок-направленности всегда были как бельмо на глазу России. Просто изменилось время, и наверху с ними перестали мириться. «Кубана», насколько я знаю, еще не самый притесняемый. Просто в ее случае организаторам не предложили никакого компромисса. А они сами не стали его искать. Мы поедем на любой фестиваль с хорошей организацией, если не будут говорить, что нам играть, а чего не играть. «Кубана» во всех отношениях была одним из лучших фестивалей в стране. А в какой стране она теперь будет проводиться, по-моему, не так уж важно.

Лусинэ ГЕВОРКЯН, группа Louna:
– Мне сложно говорить, почему рок-фестивали сейчас притесняют. Может быть, потому что рок-движение воспринимается у нас пока что не как часть свободной культуры, а как некое непонятное, порой враждебное, инородное явление, как андеграунд и нечто противоречащее общественному мнению. Особенно сейчас, когда выражать свое мнение и делать что-либо противоречащее общественным «устоям», неким «канонам», мыслить иначе и доносить мысль стало и вовсе будто бы преступлением в обозленном и напуганном обществе. Рок всегда был чем-то «потусторонним». Но рок не враг, это просто другое восприятие мира, жизни. Рок – это свобода и правда.

Евгений БЕЛОУСОВ, группа 5diez:
– Власти в едином порыве ведут страну в изоляцию. Они боятся энергии молодежи. Единственное, что они умеют делать хорошо, – это запреты. Очень жаль Илью Островского и команду, но сейчас не время для «Кубаны». Сейчас время застоя и лютого консерватизма. Уверен, что когда-нибудь это все рухнет и у нас еще будет много хороших фестивалей без пушек и танков. Жаль только упущенного времени нашей молодости – они украли и его.

Источник: newizv.ru

 

 

Также в рубрике

Экспозиционные залы за день осмотрели почти 11 тыс. посетителей.

 0

В начале декабря на экранах появилась новое прочтение известной истории от Disney. Только это не совсем то, что может ожидать массовый зритель.

 0