USD: 64.2237
EUR: 70.7296

Клин "взялся" за Чайковского

Власти города решили сделать имя композитора туристическим брендом

Текст: Петр Поспелов
Клин "взялся" за Чайковского

Фестиваль, посвященный 175-летию со дня рождения Чайковского, проходит в подмосковном Клину, где великий композитор прожил последние годы жизни и где ныне находится его музей. Чайковский в Клину – гений места, как Моцарт в Зальцбурге. Это было известно всегда, но только сейчас власти города всерьез взялись за эту соблазнительную туристическую тему. Афиши фестиваля с портретом Чайковского теперь висят не только в городе, но и по Ленинградскому шоссе, без малейшего напряжения соседствуя с рекламой садовых культур, автозапчастей и таунхаусов. Равным образом в самом городе уживаются старая русская архитектура, купеческий стиль, советская застройка и дружественные к природе объекты вроде «Усадьбы Кузнецово», где музыкальным критикам предоставилась возможность полюбоваться породами скота и даже оседлать флегматичного верблюда.

Не только город, но и дом-музей, где все сохранено так, как стояло и висело при жизни гения, ждет прибавления посетителей – увеличившийся поток туристов из Китая уже вселяет оптимизм. Однако музей еще и научный центр, где только что стартовало затеянное совместно с Институтом искусствознания полное академическое издание всех сочинений Чайковского.

Осуществление этого проекта займет, вероятно, несколько десятилетий, но уже сейчас можно полюбоваться на первые четыре тома, в которых помещен Первый концерт для фортепиано с оркестром. Томов четыре потому, что концерт издан в первой и второй авторских редакциях, а каждая из них – в партитуре и в клавире. Идеологи проекта Полина Вайдман и Ада Айнбиндер гордятся тем, что концерт наконец-то опубликован в том виде, в каком его задумал автор, а не в одной из исполнительских редакций. Теоретически возможно, что на предстоящем летом Конкурсе Чайковского в Москве кто-то из участников предложит именно второй авторский вариант – сейчас его исполняет Кирилл Гершейн, он уже записал его на диск, а в ходе фестиваля представил с клинской сцены под аккомпанемент Большого симфонического оркестра под управлением Владимира Федосеева.

Эти имена говорят о музыкальном уровне фестиваля, чьим художественным руководителем стал композитор Андрей Головин. В эти дни в Клину играют Михаил Плетнев, Валерий Гергиев и другие музыканты подобного ранга – а открывал фестиваль ни много ни мало Венский филармонический оркестр под управлением Риккардо Мути. Организаторам удалось заловить прославленный коллектив в паузе между коммерческими гастролями в Москве (венцы играли в Кремле) и Петербурге.

Согласно концепции фестиваля его участники исполняют музыку самого Чайковского, а также композиторов, которыми он восхищался. Так же поступили и венцы. Шуберт был представлен нечасто исполняемой Увертюрой в итальянском стиле, Моцарт – много более популярной Симфонией № 35 («Хаффнер»). Оба венских композитора были сыграны истинно по-венски – безукоризненно, легко, в полном единопонимании всего оркестра. Казалось, Риккардо Мути мог ничего и не показывать, настолько ясен был каждому игроку сценарий исполнения. Мути и делал минимум движений, наслаждаясь вместе с публикой отточенным мастерством венских профи.

А вот во втором отделении картина была совершенно иной. Венцы сыграли Пятую симфонию Чайковского, подготовив ее специально для клинского выступления: нигде более в ходе тура они эту вещь не играют, и это в любом случае вызывает чувство благодарности. Пятая у Мути произвела несколько странное впечатление: почти все темпы были чуть замедлены, не хватало увлекательного движения вперед, плавности и полета. Можно сказать, что интерпретация Мути чуть надуманна, но скорее эта музыка ему просто внутренне чужда. Другой проблемой стал небольшой зал, в который помещаются без малого триста зрителей, и на сцене полный состав симфонического оркестра сесть тоже не может – поэтому пришлось слушать Пятую Чайковского с всего лишь шестью виолончелями и пятью контрабасами. Как ни налегали струнники на смычки в кульминационных эпизодах, мощного пения струнной группы не возникало – хотя в эффектном форте Венским филармоникам, конечно, не откажешь.

На бис Мути дал увертюру к «Набукко» Верди, и тут все стало на свои места. Насколько отчужденно звучал у него Чайковский, настолько витально, с блеском и темпераментом прозвучал Верди. Публика была в восторге – а среди нее было много детей, которых Риккардо Мути, спускаясь в зал, гладил по головкам.

Энергичный губернатор Московской области Андрей Воробьев, предваряя концерт, сказал, что намерен строить в Подмосковье и залы большего размера – главное, чтобы в них было кому ходить. Хочется поймать чиновника на слове, прозвучавшем «слаще звуков Моцарта». Что касается слушателя, то он есть – на площади в центре города даже стоял экран с трансляцией из концертного зала. Чайковский вышел из своей усадьбы на городские улицы.

Источник: vedomosti.ru

Также в рубрике

Знаменитое полотно Казимира Малевича - это шарлатанство или зашифрованное философское послание?

 0

Владимир Путин пообещал поддержку краеведческим музеям страны

 0