USD: 66.4225
EUR: 75.2168

«Депутаты назвали парк в честь себя. Мне это очень не понравилось»

Как дизайнер смог переименовать парк Мосгордумы

«Депутаты назвали парк в честь себя. Мне это очень не понравилось»

Весной 2017 года на территории бывшей усадьбы на Страстном бульваре восстановили парк и назвали его парком Мосгордумы в связи с недавним переездом сюда чиновников. Такой нейминг показался несправедливым дизайнеру Константину Коновалову, который захотел увековечить в названии места имя архитектора Осипа Бове — именно по его чертежам когда-то создавали парк. Дизайнер начал борьбу за популяризацию названия «парк Бове», и ему это почти удалось. The Village спросил Константина, как он боролся с чиновниками и создал новый топоним в городе.

Константин Коновалов

дизайнер

Я дизайнер, занимаюсь тем, что связано с транспортом: рисую схемы, карты и разную навигацию. Например, делал логотип московского метро «Студии Артемия Лебедева», схемы движения ночных и магистральных автобусов в Москве и ради личного интереса — схему метро в Париже (парижский департамент транспорта опубликовал ее в фейсбуке с хвалебным комментарием, хотя ее не собираются внедрять).

С 2013 года я серьезно заинтересовался историческим наследием. Я занимался одним проектом, где приходилось работать на износ, снимать по ночам. Чтобы хоть как-то отвлечься, я придумал себе челлендж — снимать достопримечательности с ракурсов, с которых они запечатлены на старых фотографиях, и стал ездить для этого по Москве. Когда набралось достаточное количество фотографий, создал сайт «Две Москвы», рассказывал про достопримечательности и изменения в городе. Я получил хороший отклик. Многие паблики стали со мной договариваться и за определенную плату публиковать мой контент. Благодаря этому проекту я узнал об истории Москвы много нового.

Как-то раз я рисовал пиктограммы с московскими достопримечательностями и заметил, что автор большинства из них — архитектор Осип Бове. Его личность имеет очень большое значение для Москвы. При этом, если вбить в картах «Бове», вылетает что-то во Франции касательно другого Бове, а наш архитектор нигде не увековечен. С его именем нет ни монументов, ни улиц — вообще ничего. Мне, конечно, хотелось это исправить.

ОСИП ИВАНОВИЧ БОВЕ (1784–1834)

Архитектор Осип Бове после пожара 1812 года занимался восстановлением города: реконструировал Кремль и местность вокруг него. В следующие 20 лет Бове приложил руку к строительству Большого театра, Манежа, Триумфальных ворот и проектированию Александровского сада. Последними проектами архитектора стали Первая градская и Ново-Екатерининская больница.

«Чиновники повесили свою табличку, а я повешу свою»

Как раз в это время в Москве реставрировали здание Ново-Екатерининской больницы, которое строил Бове. В него должна была переехать Мосгордума. На территории больницы находился парк, который, по словам Собянина, сразу после окончания реставрации должен был открыться для посетителей. Этого не произошло. Депутаты переехали в здание и решили оставить парк себе. Он был закрыт до такой степени, что у его забора нельзя было остановиться и хоть что-нибудь сфоткать. К тебе сразу же подбегал полицейский и начинал объяснять, что за забором охраняемая территория и фоткать ее не положено.

Судя по всему, такой подход возмутил не только меня, но и общественность. Люди писали обращения, просили открыть парк, и в конце концов чиновники уступили. В 2017 году парк открыли для посещения в выходные. Все бы ничего, но депутаты назвали парк в честь себя — парк Мосгордумы. Мне это очень не понравилось.

Было понятно, что ни на каких официальных картах парк не будет называться в честь Думы, и я подумал, что можно сделать шалость — самому переименовать в интернете только что открытый парк в честь Осипа Бове, который изначально его и проектировал. Чиновники повесили свою табличку, а я повешу свою. Эта идея пришла мне в голову довольно спонтанно.

Парк Екатерининской больницы

Первое, что я сделал, — написал статью для «Википедии» с исторической справкой об этом парке и добавил метки на карты. Потом я сделал пост об этом в твиттере, и люди неожиданно меня поддержали.

Еще пару недель мне присылали фотки с подписью «парк Бове». Уже в первый день к моей инициативе присоединись незнакомые мне люди. История стала развиваться самостоятельно. Когда я услышал, что кто-то кому-то сказал, что этот парк называется Бове, то понял, что моя затея сработала.

После того как парк стал на всех картах называться Бове, я написал на сайт мэрии письмо с просьбой переименовать его. Через некоторое время его действительно переименовали, но не в Бове, а в парк Екатерининской больницы. Это название исторически верное, но неправильное с точки зрения современных реалий: когда человек вбивает в картах «больница», ему должны показываться только медицинские учреждения, чтобы их можно было быстро найти. «Парк Екатерининской больницы», скорее всего, отпугнет пешеходов: если ты идешь по улице и видишь парк, который по названию связан с больницей, то думаешь, что это ее территория, и вряд ли зайдешь туда.

Я не знаю, связано ли это с моими действиями, но в Москве все же появился топоним, посвященный Бове. В центре города его именем назвали небольшую площадь. Я считаю, что это не самое подходящее для нее название, так как на этом месте стоял древний храм, который снесли в советское время. Бове жил неподалеку и, скорее всего, бывал здесь, но утерянный памятник храмовой архитектуры, на мой взгляд, имеет для этой площади гораздо большее значение.

Партизанинг

Я начал заниматься парком Бове из-за личного интереса и не хотел светить свое имя в этой истории, это был партизанинг. Моя задача состояла в том, чтобы на карте появилась новая точка и люди стали по-другому называть это место. Важным для меня событием стало то, что парк нарисовалхудожник Денис Ковалев. Я уверен, что он не думал обо всей этой истории, а просто вбил парк в карты, чтобы придумать подпись к картине. Так появилась картина «Парк Бове» — весомое доказательство того, что новое название стали использовать.

Я не считаю себя городским активистом, но всегда помогаю репостами и ретвитами, когда в Москве происходит какая-то движуха. Единственная причина, по которой я вынес историю о парке Бове на публику, — мне очень хочется, чтобы на площади Бове наконец-то повесили табличку с ее названием, поэтому я призываю своих подписчиков в твиттере написатьв мэрию.

Парк Бове по-прежнему называется парком Мосгордумы на официальных сайтах, и я не добиваюсь, чтобы его тут же переименовали после всего произошедшего. Взять и переименовать — это скорее советский, тоталитарный вариант. Я хочу, чтобы название вошло в обиход, было проверено временем. В конечном итоге, как называть парк, должен решать не я, а жители города. Если название не приживется, я не расстроюсь. В любом случае я много сделал для этого.

the-village.ru

Также в рубрике

Блюда с черной икрой прописались в меню большинства ресторанов: первый икорный сомелье России из Гранд Отеля Европа Александр Дмитриев объясняет почему и дает ликбез по стерлядям-альбиносам

 0